После того, как Goldman Sachs объявил о найме криптотрейдера Джастина Смита на должность вице-президента по цифровым активам, директор JPMorgan Chase, Джеймс Даймон, видимо, решил забыть, что называл крипто-инвесторов «тупыми», и учредил должность «главы по криптовалютой стратегии». Специально обученный человек будет отвечать за разработку банковских крипто-проектов, внедрение блокчейна и, что самое интересное, будет работать с крипто-депозитарными сервисами.

Напомним, что многие профессиональные игроки воздерживаются от инвестиций в цифровые инструменты из-за отсутствия должной инфраструктуры, в том числе, депозитариев, осуществляющих переход права собственности на активы. Таким образом, крупнейшие мировые банки признают будущее крипто-активов и блокчейна, однако, не спешат принимать участие непосредственно в торговле монетами. При этом, даже несмотря на растущую напряженность на глобальных финансовых рынках, организации так и не стали инвестировать в криптовалюты в качестве некоего актива-убежища, вроде золота или серебра. Разговоры о замене биткоином благородного металла в хранилищах ведутся уже очень давно, почему же это так и не произошло?

Проанализировав данные, доступные с момента запуска первой криптовалюты, можно заметить, что волатильность биткоина в 30-дневном интервале практически в 9 раз выше, чем у золота или пары EUR/USD. Колебания битка могут достигать 3.8% в месяц, а это серьезно осложняет не только торговлю, но и использование криптовалюты как средства платежа или актива-убежища. Однако не стоит забывать о самом главном: распространение золота в мире гораздо выше, чем принято думать. Согласно World Gold Council, на центральные банки приходится лишь 32,600 тонн, или 17% от всего добытого золота, тогда как на драгоценности приходится уже 90,700 тонн, или 48% золота, на частные инвестиции — 40,000 тонн, а на промышленность — 26,700 тонн. Таким образом, манипулировать ценами на благородный металл и сильно разгонять или снижать котировки достаточно сложно, даже несмотря на все усилия, прикладываемые акулами с Уолл-Стрит. За последние 18 лет рыночные цены на золото практически всегда оставались на 5−10% выше стоимости его производства (на примере компании Barrick & Newmont). ЦБ, проводя политику дешевых денег, достаточно давно финансирует ралли на финансовых рынках, и единственный доступный способ продолжать его — это направлять все доступные средства в акции, облигации и недвижимость, не допуская при этом существенного интереса спекулянтов к сырьевым активам, к которым теперь можно совершенно спокойно отнести и биткоин. Определенно, пока традиционные рынки будут жить, мы не увидим среди инвесторов в биткоин крупнейшие мировые банки, скорее, наоборот — негативные и «остроумные» комментарии ведущих управляющих будут появляться снова и снова, а большие игроки будут воздерживаться от прямого участия в торгах (по крайней мере, открыто).

Разумеется, не стоит слепо верить их критике и доводам: 95% долларов существует только в цифровом виде, а текущий фондовый рынок похож на схему Понци больше, чем любая топовая криптовалюта. Крипто-индустрия зародилась совсем недавно, и было бы глупо за столь небольшой срок ожидать от нее большего, чем ей уже удалось добиться. Велика вероятность, что в ближайшее десятилетие отрасль подойдет вплотную к тому, чтобы создать «свою» высококонкурентную банковскую систему, лишенную основных проблем, которые наблюдаются сейчас.