Ассоциация ФинТех во главе с Банком России разрабатывает Masterchain — первый юридически чистый блокчейн в России. Платформа создана для финансового рынка и нацелена предложить универсальный и удобный способ хранения информации и заключения сделок внутри сектора. Технически Masterchain создан на адаптированном под его нужды протоколе Ethereum.

Мы поговорили с Алексеем Трошичевым, архитектором Masterchain и CEO Distributed Ledgers о статусе проекта, про технологию и что будет с ее адаптацией в России.

Алексей, ты живешь в Японии и приехал в Москву выступить на конференции ZeroNights — расскажи, о чем ты говорил и как все прошло?

Выступление было про открытый нашей командой способ реализации «сжатой» подписи в алгоритме ГОСТ. Этот способ позволяет использовать сертифицированные ФСБ криптопровайдеры в существующих блокчейн протоколах «прозрачно» для всей остальной логики. Я позитивно оцениваю выступление на ZeroNights. Присутствие на этой конференции имеет смысл из-за аудитории, которая формируется из самых опытных практиков ИБ (России и не только. ИБ — информационная безопасность. — DeCenter). Обратная связь от таких специалистов, особенно ценна, не смотря на то, что порой и бывает обидна.

При этом ты был заявлен на выступление на Devcon3 (Ethereum Developers Conference. — DeCenter) в Мексике в этом году, но туда не поехал.

У меня не было возможности туда поехать.

Ты проводишь параллели, где интереснее выступить?

На Devcon3 доехал мой коллега Дмитрий Божко, который рассказывал про результат нашего исследования. С его слов я узнал, что там было несколько технологически интересных докладов, но в тоже время был marketing bullshit.

На ZeroNights такого нет?

На ZeroNights принципиальная позиция — по-минимуму комплаенса и полное отсутствие marketing bullshit. У меня там был сложный момент. Наш доклад был про модификацию подписи в криптопровайдере, сертифицированной ГОСТом криптографией, и мне понадобилось время, чтобы объяснить организаторам, что это не про реализацию ГОСТа на отдельно взятом предприятии на базе конкретного продукта, а про то, что это крутая технологическая история.

Мы про это поговорим чуть позже, когда я буду спрашивать про Masterchain. Давай про блокчейн сейчас. Составные части протокола Bitcoin были известны и до 2009 года. В чем революция тогда?

Неформальная криптография началась фактически еще в 60-х годах с Уитфилда Диффи и Мартина Хелмана, когда они изобрели асимметричную криптографию (широко известный алгоритм Диффи-Хелмана. — DeCenter). В то время это был вызов, так как вся криптография считалась очень непопулярной темой. Существовала законодательная, позволяющая государству (имеется в виду США. — DeCenter) засекретить разработки, соответственно, профессионалы считали, что туда не нужно лезть, потому что это источник проблем. Специалисты не без оснований боялись участи Алана Тьюринга, о чьих выдающихся заслугах (во Второй мировой войне. — DeCenter) мир узнал только в 90-е годы. И которые из-за секретности никак не могли помочь ему во время позорного судебного процесса, который, в итоге, и довел его до самоубийства.

Так и случилось с Диффи и Хелманом?

Нет, они стремительно опубликовали результаты своего исследования во всех доступных им источниках, и засекречивание просто стало бессмысленным, хотя попытки были. Фактически Диффи, Хелман и Меркл сформулировали концепцию криптоанархизма, которая стала привлекать других выдающихся криптографов, например Коблица (Нил Коблиц. — DeCenter), который открыл в 80-х годах свойства эллиптических кривых, используемые в современной криптографии, и которые сейчас являются стандартом именно в криптовалютах. В 90-х была разработана концепция «Хэшкэш», используемая для доказательства затраченных вычислительных ресурсов. Изначально она была разработана как один из способов защиты от спама. Когда стало очевидно, что отправка сообщений не стоит практически ничего, и примерно 90% почтового трафика — это спам, было сформулировано предложение снабжать каждое письмо доказательством затраченных ресурсов (сейчас известно как POW. — DeCenter). Но в мире электронной почты концепция не прижилась. Итого, в 2000-е были известны все необходимые инструменты: была ассиметричная подпись, были структуры данных, была система доказательства проделанных вычислений.

Позже это все и легло в основу технологии блокчейн?

Да, если мы назовем биткоин криптовалютой, то логично назвать блокчейн технической основой криптовалюты. Все перечисленные технологии нашли свое применение в блокчейне.

В чем революция тогда? Почему блокчейн стал особенно популярен?

Сама революция заключается не в технологической сфере здесь, а в финансовой. Потому что параллельно с технологическими исследованиями где-то с 80-х вся криптоанархистская тусовка искала способы, как можно решить две задачи — нерецензируемое распространение информации, это было в 80-х, когда был FidoNet, который строился из модемов и  позволял «перекидывать»  сообщения по телефонным линиям в децентрализованном режиме. То есть условное «злое государство» не могло быстро и, условно, дешево взять под контроль распространение информации. Примерно в то же время начались работы над тем, чтобы не просто передавать данные, но  еще и передавать ценность. На этом пути появлялись и исчезали разные сервисы (E-gold, Liberty Reserve и др. — DeCenter). Такими системами сразу начинали пользоваться те, для кого классические системы создают самые большие  издержки, я говорю про черный рынок. В результате все «свободные системы» закрывались государствами, когда количество «грязных денег» в них становилось заметным на государственном уровне. Закрытие таких систем было технически возможно, так как они основывались на доверенном посреднике, то есть существовал некий условный «рубильник», который позволял остановить всю систему. В 2000-х начались работы над созданием системы без доверенного посредника. В итоге родился биткоин, где доверенным посредником является сама цепочка, а цена атаки на цепочку — это цена вычислительных мощностей всей сети.

Когда ты увидел первый раз White Paper Bitcoin: a peer-to-peer electronic cash system, что подумал?

Я подумал, что это одна из тех теоретических работ, которая на практике никогда не будет работать. А сейчас (то есть, момент, когда я прочитал бумагу) работает она только потому, что это никому не интересно. Но как показала реальность, почти 10 лет прошло, а она все работает, и популярность ее растет: развиваются бизнес-процессы, которые на биткоине решать дешевле.

Какие именно?

Самый очевидный — black market. Но постепенно легальные магазины пытаются входить в криптовалюты, потому что им сложно работать с классическими системами, в частности, Visa.

Почему сложно?

Тебе, наверное, приходилось бывать в магазине, где оплата по карте дороже на 3%? Это те 3%, которые отправляются банку и Visa непосредственно как комиссионные. Криптовалюты позволят снизить комиссию. Но это красивая теория, к сожалению, в реальности криптовалюты становятся не средством оплаты, а объектом инвестиций: люди заходят в биткоин, не для того, чтобы его где-то потратить, а чтобы перепродать, когда он подрастет. В итоге, криптовалюты становятся инструментом для спекулянтов, которые «пылесосят» карманы неопытных инвесторов, а не средством передачи ценности.

Как ты к этому относишься, кстати? Биткоин же задумывался как альтернатива деньгам, которые служат средством обмена.

Это естественный процесс. Фактически, принятие биткоина как платежного средства — это откат к золотому стандарту, со всеми вытекающими проблемами, которые характерны для золотого стандарта (в условиях дорожающего золота. — DeCenter). В частности, с ликвидностью: сейчас нет причин тратить биткоины, так как они дорожают, то есть заявленная криптовалюта не выполняет своей прямой функции.

В итоге, биткоин становится новым способом выражения ценности, неудобным для повседневных платежей. Итого, биткоин видится мне сейчас как интересный инструмент для спекуляций, который сейчас в моде, на этой ситуации можно заработать.

А можно и не заработать. Это высокорисковый инструмент.

Можно, да. Как все новые и непонятные вещи, его можно классифицировать как рисковый. Я оцениваю всю криптовалютную историю как выражение степени неадекватности существующей финансовой системы актуальным бизнес-процессам. Глядя на текущее состояние международной финансовой системы и состояние международных отношений, в целом, я не вижу предпосылок для обесценивания крипты.

Как ты думаешь, почему у больших корпораций может появиться интерес зайти в биткоин?

Потому что оборот криптобирж быстро растет. Тем, кто умеет зарабатывать на трейдерстве и процессинге, этот факт будет невозможно игнорировать. Большие корпорации умеют.

Какие задачи стоит решать с помощью технологии блокчейн, а какие — точно нет?

Можно точно сказать, что о блокчейне нужно начинать думать, когда есть процесс с множеством участников, которые не доверяют друг другу.

Так можно любой бизнес-процесс рассмотреть.

Если мы возвращаемся к кейсу криптовалют, то когда мы переводим транзакцию с помощью swift из одной страны в другую, то делаем это через цепочку банков, оплачивая все издержки связанные с этими банками (их договоренности между собой и обслуживание рисков не бесплатны). Соответственно, чем больше посредников, тем большие комиссионные расходы. Это касается не только денежных переводов, например, обслуживание аккредитивов для трансграничных сделок тоже хороший пример, там куча страховок, каких-то гарантий, которые в итоге вообще не понятно, гарантируют что-то или нет, но все стоит заметных денег.

То есть блокчейн позволит в таких процессах убрать посредников и снизить комиссии?

Убрать — это слишком сильное слово, я бы сказал удешевить их услуги.

Давай теперь про Masterchain. Ты выступаешь от ассоциации ФинТех или от своей компании Distributed Ledgers?

Сейчас я представляю Distributed Ledgers. Но также являюсь одним из архитекторов Мастерчейн и консультирую АФТ.

В бумаге Masterchain нет деталей по поводу консенсуса. Это форк Ethereum, но с преимуществом работы в российской юрисдикции?

Детали про консенсус там есть, сейчас это POW. Там же описано, почему мы пришли к Ethereum: система должна быть на протоколе, у которого есть опыт работы в условиях интернета, с поддержкой смарт-контрактов и «живым» планом развития, то есть комьюнити, которое постоянно работает над совершенствованием платформы. Протокол Ethereum в случае с Masterchain — это не окончательно принятая платформа, это — отправная точка, наиболее адекватная заявленным требованиям. Что касается вопросов соответствия юрисдикции, мы в первую очередь начали заниматься криптографией, так как по этому направлению есть готовые ответы и выработанные нормы. Многие другие вопросы, связанные с эксплуатацией блокчейн-систем, пока вообще никак не фигурируют в правовом поле. Поэтому стоит задача разработать систему, которая будет адекватна не только действующим нормам, но и не потребует принципиальной переделки, когда или если эти нормы будут расширены.

Кто может создавать транзакции в сети?

Технически создавать транзакции  может кто угодно, но отправлять в сеть обрабатывать (включать в блоки) — не все: сеть с управляемым доступом. Участники АФТ могут подключаться к сети и подключать своих партнеров. Авторизация сейчас выполняется в момент подключения сети и в процессе валидации новых блоков. То есть можно иметь право на подключение к сети, но не иметь право на майнинг. В контексте кейсов, описанных в White Paper, необходимость свободного создания транзакций неочевидна. Однако технические вопросы мы прорабатываем исходя из поддержки неограниченного числа участников. Окончательно на вопрос управляемого или неуправляемого доступа ответ будет дан регулирующими органами.

Почему?

Из-за отсутствия внятных норм и требований в текущем законодательстве. Есть надежда, что эти вопросы разрешатся в следующем году. Запуск платформы плывет по времени, в первую очередь из-за отсутствия правовой базы. Как я уже сказал выше, не хочется создавать нечто, которое будет абсолютно совершенно легально, но которое не будет нести ценности для рынка.

Право майнинга тоже будет не у всех?

Понятие «право на майнинг» юридически нигде не описано. Но техническая возможность этим управлять сейчас есть. Мы в стадии технического тестирования.

Как технически можно управлять майнерами? Они настроят VPN и все.

Через списки доступа, хранимые в цепочке, и подпись блоков. Блоки, подписанные кем-либо, кого нет в списке, не принимаются сетью.

То есть будут списки адресов, кому разрешено майнить, и будет несколько ключевых адресов, кто может этот список пополнять?

Да.

Разве не лучше для блокчейна, чтобы майнеров было много?

Да, это правда, но вопрос звучит не «много майнеров или мало?», а «кто угодно может майнить или нет?»

В таком случае, ты не боишься, что те, кому разрешено майнить, будут вести себя как пулы? Будут указывать получателем вознаграждения и комиссий того, кто есть в списке? И потом получать от него откат?

Если такой способ (со списками майнеров. — DeCenter) будет оформлен юридически, то именно так, скорее всего, и произойдет. И я не вижу в этом проблемы. Какого-то криминального «отката» я не вижу, просто процедура вознаграждения за затраченную энергию будет реализовываться между пулом (тем, кто авторизован на создание блоков) и майнером (тем, кто производит вычисления).

А вдруг еще эти пулы будут дополнительную комиссию брать? Тогда это разрешение их обогатит. По сути, это будут майнинг пулы, только с другими комиссиями. Ты нормально относишься к пулам вообще? Это же не круто для системы, так как владельцы пулов могут договориться и атаковать сеть.

Я думаю, что пулы заинтересованы предлагать выгодные для майнеров условия и ценности системы, которую они обслуживают. То есть вторым, после непосредственной цели, пострадавшим от атаки, станут сами майнеры и пулы. Отдельное беспокойство вызывает возможность использования вычислительных мощностей, доступ к которым был получен преступным путем (малварь, майнинг в браузерах без ведома пользователей и др.). Мы изучаем пути, которые технически не позволят сделать Masterchain инструментом для «обналички» ботентов.

Как будет называться монета — мастеркоин?

«Монеты» или чего-то такого, что было добыто в результате майнинга и может использоваться как платежное средство, точно не будет. Есть единица для учета затрат майнеров, которая работает в соответствии с описанием из White Paper.

Зачем тогда майнить то, что не имеет ценности?

Можно рассмотреть аналогию с каменным углем. Его добывают не для того, чтобы им платить.

Его добывают, потому что он имеет ценность, его можно монетизировать.

Да, но в магазин с ним не сходишь.

Специалисты, которые разрабатывают законодательную базу, с тобой советуются?

Да. У нас разная квалификация и разное понимание задачи, но мы постепенно «выезжаем на одну волну».

Ты можешь оценить, на каком этапе сейчас решение юридических вопросов?

Этот вопрос лучше задать тем, кто непосредственно занимается разработкой законов. О проделанной работе они отчитываются не передо мной.

Обсуждается ли внутри ассоциации вопрос видения перспектив развития технологии в России?

Есть гипотеза, что использование блокчейна может удешевить и ускорить проведение некоторых бизнес-процессов. Мы проверяем эту гипотезу. Чтобы ее проверить, нужно сделать инструмент, который не будет противоречить законодательству, и запустить его.

Наличие Ассоциации ФинТех позволяет «развязать» технологические и юридические вопросы: мы технологически проверяем кейсы от участников, в то время как юридические вопросы прорабатываются параллельно. Это очень удобно.

В этом и есть смысл таких ассоциаций, как ФинТех? В таком случае можно сказать, что Masterchain — это эксперимент, а не готовый к внедрению продукт?

Ассоциация создает условие «множество участников», которое является основополагающим для тестирования гипотез, связанных с блокчейн-системами, плюс обеспечивает экспертизу от наиболее опытных участников рынка. Смотря что называть готовым продуктом. Если вы член Ассоциации или его партнер, вы можете подключиться к сети хоть завтра, но когда начнете перекладывать туда свои бизнес-задачи, у вашей же юридической службы возникнет список вопросов, начиная с ГОСТовой криптографии и заканчивая, тем кто несет ответственность за ошибки в смарт-контрактах. На часть вопросов из этого списка есть ответы, а на часть — нет, так как нет ни норм, ни законов, в которых на эту тему что-то говорится. В таких условиях Masterchain может считаться готовым продуктом для одних задач, не готовым для других. И решение о его юридической готовности принимается не в Ассоциации.

В итоге Masterchain станет единственным доступным «юридически чистым» блокчейном на территории России?

Мы активно работаем над этим, участвуем во всех обсуждениях по корректировке законодательной базы, даем свою техническую экспертизу юристам, для более глубокого понимания работы системы. Но окончательные ответ на этот вопрос дадут регулирующие органы. Лично я считаю, Masterchain станет первым, но не единственным. И на базе наработанной технической экспертизы и выработанных правовых норм будут создаваться другие блокчейны, наиболее адекватные потребностям рынка.