В середине мая Стефан Томас объявил о своем уходе с поста технического директора Ripple и сообщил о работе над собственным проектом Coil, а 6 июня он представил первую рабочую версию смарт-контрактов на новой платформе. «Итан Цукерман назвал «первородным грехом» интернета то, что в нем не существует очевидного способа монетизации, за исключением таких обходных путей, как реклама, платный доступ или продажа пользовательских данных», — написал Стефан Томас, объясняя предпосылки создания Coil. Он отмечает, что каждому приходилось отказаться от использования какого-то сайта, потому что «браузер замедлялся и начинал ползти» из-за обилия рекламы или от прочтения какой-то статьи из-за платной подписки: «Интернет все больше напоминает ряд таких тупиков, и ситуация становится только хуже», — отметил Томас. Он ссылается на статью «Микроплатежи и будущее интернета», автор которой, Скотт Уорден, еще в 1998 году описал способ решить проблему вознаграждения в сети через микро-отчисления создателям контента.

Протокол Codius, «технический скелет» проекта Coil, будет использовать разработку Ripple — платежный протокол с открытым исходным кодом Interledger, который создавался, чтобы осуществлять транзакции между различными распределенными реестрами. Томас говорит, что эта технология сделает интернет «более динамичным рынком для приложений и контента, где вклад каждого вознаграждается». Крис Ларсен, сооснователь и бывший CEO Ripple, и Эван Шварц, соавтор протокола Interledger, войдут в совет директоров новой компании.

Говоря об истории смарт-контрактов, Томас отмечает, что Bitcoin имел «минималистичный язык сценариев для смарт-контрактов», а после Bitcoin следующим значимым прорывом стала платформа Ripple — XRP Ledger — «первый блокчейн, построенный по принципу хранилища «ключ-значение» общего назначения, что делает его не просто платежной системой, а сближает его с базой данных общего назначения». Томас присоединился к Ripple в 2012, и одним из его первых проектов стала система смарт-контрактов для XRP Ledger. К апрелю 2013 года ее архитектура и прототип были готовы.

«Позже, в 2013 году, молодой биткоин-разработчик остановился у меня на пару недель во время своего приезда в Сан-Франциско. Он приходил к нам в офис Ripple и участвовал в обсуждении смарт-контрактов. Его звали Виталик Бутерин», — пишет Томас. По его словам, именно эти встречи привели Бутерина к идее воплотить структуру базы данных Ripple в Ethereum. «Нас часто спрашивают, почему мы не выпустили свой прототип до Ethereum… В то время мы недооценивали количество внимания, которое будет приковано к смарт-контрактам», — пишет Томас, одновременно признавая, что «создание такой архитектуры выглядело пугающим» по масштабу и объему работ.

Кроме того, разработчики Ripple видели технические преграды для полноценной реализации платформы. Они рассматривали Codius как интероперабельную систему, которая может принимать не только риппл, но и биткоин, эфир и даже фиатные валюты. Но по состоянию на 2015 год у каждой блокчейн-платформы были свои стандарты транзакций, и это затрудняло перевод средств между различными проектами. А Томас тогда утверждал, что встраивать смарт-контракты в блокчейн — то же самое, что писать ПО прямо в базе данных, то есть очень трудно. Впоследствии команда поняла, что информатика решила эту проблему в 70-х, разработав трехуровневую архитектуру, в которой «логический уровень» находится между базой данных и уровнем интерфейса. Томас говорит, что в новой системе этим средним уровнем будет служить Codius: «Вы будете иметь часть кода, которая обеспечивает доступ к активам на XRP Ledger и доступ к данным на Ethereum, и, возможно, она же будет делать HTTP-запросы, так что вы получаете гораздо более гибкую архитектуру. И, что самое важное, подобные смарт-контракты могут отправлять запросы другим смарт-контрактам».

Но создание такой платформы требовало достаточной коммуникации между распределенными реестрами, и потому Ripple начал разрабатывать протокол Interledger с открытым исходным кодом, чтобы сделать такую коммуникацию возможной. «Мы просто не чувствовали, что смарт-контракты были достаточно зрелой индустрией в тот момент… Ценность их сценариев использования казалась сомнительной», — говорит Томас. Но теперь, три года спустя, его взгляды на потребность в такой платформе изменились. Напротив, он считает проблемы масштабируемости Ethereum — дорогие транзакции и долгое время подтверждения — признаками того, что смарт-контракты уже готовы «отойти от центральных процессоров, от Ethereum, и перейти к более гибкой архитектуре, которая включает различные реестры». Interledger, разработанный для осуществления платежей между разными платформами и использующийся, в частности, корпорацией Apple и благотворительным фондом Gates Foundation, позволит браузеру пользователя совершать микроплатежи, спонсируя те сайты, которые они посещают.

Codius может использоваться для создания «договора о выплате доходов», который будет распределять средства среди всех создателей контента (например, фильма). Также смарт-контакт на платформе Codius может помочь во взаимодействии новостных изданий и их читателей: он будет вести учет пользовательских авторизаций и подписок и «быть чем-то вроде коммутационного аппарата для ваших денег», говорит Томас.

Представленная 6 июня рабочая версия включает обучающие материалы по загрузке и хостингу смарт-контрактов на Codius (те, кто загружают, платят за хостинг тому, кто предоставляет свой компьютер для выполнения смарт-контакта). И, как протокол открытого хостинга, Codius позволяет загружать смарт-контракт на любое количество хостов, оставляя за разработчиком право выбирать степень децентрализации. «Если вы загружаете его на четыре или пять хостов, вы получите уровень децентрализации, сопоставимый с Ethereum, при этом цена будет на несколько порядков ниже. Или же вы можете загрузить его на 100 хостов, и уровень децентрализации будет гораздо выше, чем на Ethereum», — поясняет Томас. Он ожидает, что сборы на Codius будут «между двумя крайностями» — ниже, чем на Ethereum, где они могут превышать 60 центов и даже доллар, но выше, чем на платформе Lambda от Amazon Web Services, которая взимает 20 центов за миллион запросов.

Несколько разработчиков уже сообщили, что разрабатывают приложения на новой платформе. Telindus, дочернее предприятие бельгийской государственной телеком-корпорации Proximus Group, специализирующееся на IT-решениях, будет использовать Codius, чтобы «стимулировать новые модели прямой электронной торговли», рассказал ведущий архитектор ПО Telindus Томас Шерер. Джош Уильямс, который ранее инвестировал в игровые платформы Unity, Zynga и Kabam, сказал, что будет использовать Codius в своих новых предприятиях, включая гейминговую компанию, название которой пока не разглашается. «Команды в играх и в других областях разрабатывают приложения на Ethereum и сталкиваются с проблемами в вопросах стоимости и масштабируемости, с которыми все мы знакомы. Codius обладает огромным потенциалом в решении данных проблем, и мы полны решимости работать с ним», — сказал Уильямс.

Томас разделяет эти взгляды, говоря, что по мере того как Ethereum демонстрировал жизнеспособность сценариев использования смарт-контрактов, он одновременно показывал всему миру собственные уязвимости. В противоположность Ethereum, который обязывает разработчиков использовать язык Solidity, Codius призван облегчить работу создателей приложений, позволив им писать код к смарт-контрактам на любых языках программирования, а также обеспечить коммуникацию смарт-контрактов с внешними источниками данных. «Люди, которые с нами связываются, говорят: “Мы пытаемся работать на Ethereum и сталкиваемся с проблемой масштабируемости. Он слишком дорогой, слишком медленный, недостаточно гибкий. Нам не нравится писать на его неудобном языке”», — рассказывает Томас.

Томас уверен, что Codius имеет преимущество над Ethereum и другими платформами для смарт-контрактов и в вопросе безопасности. Codius использует технологию HyperContainer на базе ПО Docker, чтобы изолировать код каждого контракта, таким образом снизив его уязвимость к атаке. Также, как считает Томас, множество хакерских атак прошли успешно потому, что Solidity — относительно новый язык, в котором разработчики пока разбираются не так хорошо, как, например, в JavaScript.

Томас верит, что его сервис хостинга может обойти как платформу Amazon, так и конкурирующие блокчейн-проекты, объединив провайдеров интернет-услуг, потребителей, сайты и создателей контента. «С точки зрения цены, масштабируемости и безопасности, равно как и гибкости… он [Codius. — DeCenter.] на несколько порядков более жизнеспособен для массового использования», — говорит Томас. В последние дни заработать в полную силу готовится еще один потенциальный «убийца Ethereum» — проект EOS.