Осенью 2017 года финансовый холдинг JPMorgan Chase анонсировал запуск меж­бан­ков­ской ин­фор­ма­ци­он­ной сети на платформе Quorum. Quorum — эксклюзивная версия блокчейна Ethereum, нацеленная на индустрию финансовых услуг. Она обещает более высокую производительность, а также предоставляет выбор между публичными и приватными транзакциями и смарт-контрактами.

Для банков приватность является особенно деликатной темой, и Quorum, построенный на базе публичного блокчейна Ethereum и имеющий открытый исходный код, также обладает функционалом приватного блокчейна. Как полагают некоторые эксперты, мы находимся на пороге совершенно новой системы транзакций, конечной целью которой является соединить приватную финансовую систему с публичными блокчейнами.

С технологической стороны Quorum является форком Geth (основного клиента Ethereum), то есть основан на его коде. Таким образом, Quorum сможет внедрять новые решения, предлагаемые Ethereum-разработчиками, которые будут с ними  совместимы.

Большое значение качеству совместимости, или интероперабельности, придает новый руководитель блокчейн-отдела JPMorgan Кристин Мой, сменившая в этой должности Эмбер Балдет, которая возглавляла Центр передового опыта по блокчейну JPMorgan (BCOE) с момента его основания в 2015 году. «Нет смысла разрабатывать блокчейны, которые будут отражать разрозненные модели, представленные сегодня. Дробить блокчейн на мелкие сети, не задумываясь о том, как обеспечить совместимость или их связь, не соответствует обещанному пути экономии средств и операционной эффективности, которых ждут предприятия», — сказала Мой в интервью Coindesk.

В сравнении с Geth Quorum имеет следующие нововведения:

 Proof-of-work — механизм достижения консенсуса, используемый в Ethereum — в Quorum 2.0 был заменен на алгоритм Raft (Quorum v1 использовал механизм QuorumChain, работающий по принципу голосования);

 Одноранговая сеть Quorum одобряет подключения только от «разрешенных» (эксклюзивных) нод;

 Дерево состояний — префиксное дерево Меркла (Merkle Patricia Trie) — в Quorum было расколото на публичное и приватное дерево. Классические деревья Меркла подходят для создания деревьев транзакций, которые не нужно редактировать: записанная транзакция остается неизменна. Однако дерево состояний ведет себя по-другому: «состояние» Ethereum представляет собой таблицу ключей и значений, где ключи являются адресами, а значения — счетами с балансом, одноразовым кодом и хранилищем. При этом состояние будет неизбежно меняться по мере того, как пользователь создает новые счета (балансы и коды счетов изменяются, ключи добавляются и удаляются из хранилища). Потому Ethereum использует модифицированное дерево Меркла, а Quora шагает дальше, предоставляя выбор между публичными и приватными деревьями.

 Логика подтверждения блоков была изменена для обработки приватных транзакций;

 Данные транзакций при необходимости могут записываться не открыто, как в Ethereum, а в виде зашифрованных хэшей — для сохранения приватности;

 Цены на газ были упразднены (но сам газ остался).

 Констелляция (дословно — «созвездие», взаимное расположение) — это используемая в Quorum безопасная система подтверждения информации. Согласно описанию на GitHub, она сравнима с агентом пересылки сообщений (MTA) по электронной почте, который шифрует информацию с помощью программы PGP. Констелляция в Quorum состоит из двух частей: менеджера транзакций и так называемого «анклава». Менеджер транзакций отвечает за приватность транзакций. Он хранит зашифрованные транзакционные данные и предоставляет к ним доступ, но не имеет доступа к чувствительным приватным ключам. Анклав же содержит приватные ключи и осуществляет шифровку и дешифровку, являясь, по сути, виртуальным аналогом HSM — аппаратного модуля безопасности, отвечающего за криптографическую защиту.

Также за анонимность в Quorum отвечает технология zk-snarks — перенятая из анонимной криптовалюты ZCash. Она позволяет проводить аудит транзакций, не раскрывая всю информацию о транзакциях и не давая аудитору универсальный ключ, который бы позволил внести изменения в блокчейн.

Проблемой взаимодействия публичных и приватных блокчейнов сегодня занимаются несколько проектов, в числе которых — консорциум Enterprise Ethereum Alliance (EEA), недавно представивший результаты полуторалетней работы. Исполнительный директор EEA Рон Ресник отметил, что консорциум намерен контролировать благополучное сосуществование публичной сети Ethereum с приватными, корпоративными версиями блокчейна. В частности, приватные сети смогут подсоединяться к основной сети Ethereum. JPMorgan также является членом консорциума, а более 20 предприятий, входящих в EEA, работают над решениями на базе Quorum.

Кристин Мой неоднократно заявляла, что она нейтральна к тому, какой блокчейн или протокол используется, но при этом всегда подчеркивала важность взаимодействия с инновациями, которые происходят в пространстве публичных блокчейнов. «Одна из важных для нас вещей при работе над версией Ethereum заключалась в том, чтобы остаться близкими к нему и потенциально даже способными интегрировать некоторые из его разработок в нашу платформу», — сказала Мой. Она также отметила, что основные «структурные элементы» в сфере корпоративных блокчейнов уже созданы (в частности, это разработки консорциумов Hyperledger и R3): «Создание новых протоколов в сфере предприятий большей частью утихло, и есть всего несколько ключевых протоколов, которые, как все осознают, сохранятся».

Мой считает проект Quorum примером того, как ПО с открытым исходным кодом, переданное в руки сообщества, начинает жить своей жизнью. Среди предприятий, которые намерены применить Quorum, — компания финансовой аналитики IHS Markit, провайдер финансовых решений Broadridge, консалтинговая компания Synechron, финансовый конгломерат ING и платформа для создания Ethereum-приложений BlockApps. «Мы подходим к тому интересному этапу, когда другие предприятия хотят использовать Quorum, хотят внедрить его в производственный процесс», — говорит Мой. «Quorum имеет сильную сторону с точки зрения рынков капитала», — сказал Джон Олески, управляющий директор IHS Markit, отмечая, что его преимущество не только в стоящем за ним имени JP Morgan.

В конце марта появились слухи о том, что Quorum может стать отдельной компанией, обособленной от JPMorgan. Как сообщается теперь, причиной подобных планов является проблема в обслуживании — техподдержке ПО, которая необходима предприятиям, внедряющим Quora. Они хотят иметь сервис, к которому можно обратиться в случае багов или сбоев в работе сети, но банк не оказывает такую поддержку. При этом, по словам спикера, наряду с созданием отдельного предприятия для Quora, JPMorgan также рассматривает возможность увеличить финансирование и нанять больше разработчиков в штат банка.

На данный момент JPMorgan продолжает реализовывать новые бизнес-решения на базе Quorum, в том числе недавно прошло тестирование платформы для выпуска долговых обязательств. Команда под руководством Мой выпустила на базе Quorum $150-миллионный депозитный сертификат «Янки» в форме токена стандарта ERC-20. Смарт-контракты регулировали весь процесс: предложение ценных бумаг, распределение и оплату по принципу «поставка против платежа» (DVP), который подразумевает обмен ценных бумаг на наличные. При этом вовлеченность наличных в процесс, работающий на блокчейне, является особенно важным показателем для банков, поскольку им важно удобство блокчейна в работе с наличными (в частности, в рамках клиринга и расчетов). Мой считает тестирование «Янки» предвестником новой, более открытой финансовой системы: «Это пример того, как мы используем традиционный финансовый инструмент внутри блокчейна. Следующая фаза — когда подобный продукт будет включать управление активами: как в нем будет выглядеть хранилище, управление фондами и торги?»

Что касается обособления Quora в отдельное предприятие, Мой отмечает, что Quora — лишь один из элементов масштабных блокчейн-разработок JPMorgan. «Это не самая захватывающая часть в планах нашей команды: это часть истории, но не сама история», — сказала Мой в разговоре с Coindesk. Помимо Quorum, JP Morgan работает над рядом значимых блокчейн-проектов в партнерстве с Digital Asset Holdings, Axoni и Nivaura.