Крупнейшие инвесторы один за другим сообщают, что планируют начать торговать криптовалютами. Разбираемся, что это значит для биткоина и альткоинов.

В начале апреля стало известно, что Джордж Сорос планирует торговать криптовалютами. Как сообщается, Адам Фишер, отвечающий в Soros Fund Management за глобальное макроэкономическое инвестирование, уже получил внутреннее одобрение для операций с криптовалютами, хотя торговать еще не начал.

При этом на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе Сорос сказал, что цифровые деньги не могут функционировать как настоящие валюты из-за высокой волатильности. Он добавил:

«Пока в мире есть диктаторы, они будут использовать биткоин для вывода капитала за границу».

Незадолго до выступления в Давосе Сорос докупил акции Overstock.com, став третьим по размеру доли акционером онлайн-дискаунтера, который в августе 2017 года стал первым крупным магазином, принимающим криптовалюты. Overstock.com также обсуждает возможность запустить криптовалютный обменник и продажу цифровых токенов на своей платформе.

Семья Рокфеллеров также заинтересовалась этой отраслью — принадлежащий миллиардерам венчурный фонд Venrock сотрудничает с группой инвесторов в криптовалюты под названием CoinFund с целью помочь предпринимателям с запуском блокчейн-стартапов. Партнер Venrock Дэвид Пакман сказал:

«Мы хотели сотрудничать с этой командой — они инвестировали во множество криптовалютных проектов и помогали их создавать».

Сообщается, что Venrock управляет активами в размере 2,6 млрд долларов. Династия Рокфеллеров — одна из самых богатых семей в мире с капиталом около 1 трлн долларов.

Миллиардер и хедж-трейдер Джон Бёрбанк, основатель Passport Capital, планирует добавить 150 млн долларов в два своих фонда, ориентированных на инвестиции в криптовалюту, и он уже начал переговоры с потенциальными инвесторами.

Миллиардер Алан Ховард также лично решил инвестировать в криптовалюты — эти средства будут отделены от его компании. В целом он планирует наращивать личные инвестиции в цифровые активы.

Пакман также сказал, что больше интересует не краткосрочная прибыль, а долгосрочные инвестиции в блокчейн-технологии и криптовалютную отрасль в целом. Он говорит: «На рынке много криптотрейдеров и криптовалютных хедж-фондов. Это другое. Для нас это скорее венчурные инвестиции».

Павел Шипанов, руководитель отдела анализа и исследований в Independent Capital Blockchain Fund (ICBF), говорит:

«Инвестиции Сороса и потомков Джона Рокфеллера в криптовалюты — хорошие новости для всего рынка. Это что-то вроде открытия Америки Колумбом или полета в космос Юрия Гагарина».

По словам Шипанова, такие решения принимаются не самими миллиардерами, а их соратниками, и, тем не менее, эта новость укрепила уверенность участников рынка. Шипанов говорит:

«Давайте вспомним первый этап развития биткоина, с 2009 по 2017 год, когда он интересовал только IT-энтузиастов. А в конце 2017 года финансовые гиганты узнали о фьючерсах на биткоин, что привело к резкому росту цен».

Шипанов ожидает, что к концу года биткоин будет стоить $12−13 000, но, по его словам, гораздо важнее то, что фонды начинают вкладываться в криптовалюту. Биткоин уже подорожал из-за больших сделок на крупнейшей обменной площадке Bitfinex, а другие валюты, по мнению аналитиков, дорожают просто на слухах об участии фондов Сороса и Рокфеллера.

Впрочем, по словам Михаила Мищенко, аналитика инвестиционной сети eToro, взрывной рост биткоина был вызван другими причинами: в качестве возможного следствия инициатив Рокфеллеров и Сороса он видит легитимизацию криптовалют на международном уровне. Сами по себе эти фонды много денег на рынок не принесут. Мищенко добавляет:

«Проблема также в том, что большие деньги могут демотивировать разработчиков криптовалют. ICO больше не нужны, можно получить капитал от институциональных инвесторов, поэтому часть перспективных проектов могут потерять своих основателей».

Мария Сальникова, главный аналитик консалтинговой компании Expert Plus, говорит: «Время спекуляций закончилось». По ее словам, ралли биткоина в 2017 году опиралось в основном на эмоции, и в будущем обменный курс может стать гораздо более стабильным. Она говорит:

«У тех, кто купил биткоины по $16−17 000, приемлемого выхода так и не появилось. Возможно, Сорос здесь и заработает, но стоит помнить по прошлому опыту, что зачастую он оказывается единственным победителем».