Криптовалюты изменили наш взгляд на экономику. Предприниматели, занимающиеся криптовалютой, нашли способ токенизировать всё: от времени до недвижимости. Больше всего меня поразила токенизация энергии. Её коммодитизация* не является чем-то новым. Эта идея была с тех пор, как появилась сама электроэнергия и ликвидность рынка привела к развитию большой инфраструктуры в Соединённых Штатах и за рубежом.

*Коммодитизация — это этап в развитии технологий, когда создаваемые с помощью них товары/услуги (в том числе дорогостоящие) становятся предметами массового спроса, — Прим.ред.

Что меня пугает по поводу токенизации энергии — это то, что произошло около 17 лет назад: достаточно давно, чтобы многие сегодняшние известные криптоинвесторы, владеющие значительной частью криптозапасов, забыли об этом. Я имею в виду Enron, энергетическую компанию, кончина которой была крупнейшим корпоративным банкротством в истории. Скандал привёл к по меньшей мере одному самоубийству, слушаниях в Конгрессе, нескольким арестам руководителей и сотням миллиардов долларов потерянной рыночной капитализации.

Быки обвинят меня в несправедливом сравнении, сославшись на мошеннические методы бухгалтерского учёта Enron, безудержную инсайдерскую торговлю, искажение финансовой информации перед инвесторами и десятки различий, такие как централизованная коррупция в Enron, которую, как предполагается, блокчейн устраняет. Они были бы правы, но также они упустили бы моё мнение. Каким бы ни было поведение Enron, компания теряла деньги. Важно отметить, почему они теряли деньги, а не то, что делалось, чтобы это скрыть.

Enron

Бывший гендиректор Enron Джефф Скиллинг (Jeff Skilling) перед башнями Enron, справа —вторая, тогда ещё строящаяся башня.

Учитывая тот факт, что многие из наших читателей были в подгузниках, когда разразился скандал с Enron, вот краткое изложение событий. Enron появился после слияния двух энергетических конгломератов в 1980-х годах, что привело к масштабной реорганизации новообразованной компании и назначению Кена Лэя (Ken Lay) гендиректором, который пробыл на этой должности практически всё существование Enron (кроме нескольких месяцев начала конца). Сначала Enron занималась главным образом газопроводами. Рыночная капитализация была низкой, а бизнес был несколько скучным, пока Джефф Скиллинг (Jeff Skilling), в то время консультант, не предложил облегчить продажи природного газа между потребителями, превратив природный газ в товар. Сначала работа Enrons заключалась в том, чтобы облегчить передачу газа между трейдерами. Это оказалось прибыльным, но амбиции Скиллинга и Лэя были намного большими.

Во время бычьего рынка 1990-х годов Enron перешёл от простого производства и транспортировки природного газа в полностью сформированное финансовое учреждение. Enron привлёк Эндрю Фастоу (Andrew Fastow), раннего сторонника обеспеченных активами ценных бумаг, которые, как читатели могут вспомнить, были фактором, приведшим к финансовому кризису 2008 года. Опыт Фастоу в сложных финансовых инструментах позволил Enron потерять миллиарды долларов, не будучи пойманным. За свою роль в скандале он проведёт шесть лет в тюрьме.

Калифорнийский флаг использовался как часть протестов против Enron после Калифорнийского энергетического кризиса.

В 1994 году Enron воспользовался дерегуляцией на энергетических рынках и перешёл на розничный рынок. Новоиспеченный отдел стал одним из самых прибыльных с его армиями трейдеров. Компания в четыре раза увеличила доход — с $12 миллиардов в первом квартале 2000 года до более чем $48 миллиардов за тот же период в следующем году. Это вопиющее манипулирование рынком вызвало более 30 отключений электричества в Калифорнии и привело к протестам, лоббированию с участием Джорджа Буша и Арнольда Шварценеггера, что далеко выходит за рамки этой статьи, но заслуживает внимания в качестве примера масштаба.

В течение нескольких лет своего расширения на энергетический рынок Enron стремился торговать всем и вся. Он создал онлайновую торговую платформу EnronOnline. Там всё и проворачивалось. Каждый день обрабатывались миллиарды долларов торгового объёма на деривативах широкополосного доступа в Интернет, грузоперевозок, воды, мультимедиа и даже прогноза погоды.

Взлёт и падение Enron.

В последующие годы компания развалилась. Стало известно, что менеджеры Enron и его бухгалтерская фирма скрывают миллиарды долларов убытков, что привело к тому, что за полтора года цена акций упала с $90.56 до менее $1. Кен Лэй умер до того, как был осуждён, а Скиллинг получил самый долгий приговор в истории преступлений белых воротничков — этот рекорд сохранялся до тех пор, пока не был осуждён Берни Мэдофф (Bernie Madoff) всего несколько лет назад. Тем не менее даже когда компания достигла дна и её акции торговались по $0.45, разработанная базовая бизнес-модель приветствовалась как «новая экономика». Концепция Enron, которая сейчас возрождается в офисах криптокомпаний по всему миру, всё ещё жива.

Связь с криптовалютами

Первый урок Enron для крипторынков — поведение трейдера влияет на активы. Криптотрейдеры, по большей части, являются быками. Члены сообществ (или культов, в зависимости от того, у кого спрашивать) будут кричать «HODL» вокруг избранных монет, поддерживая друг друга фотографиями желаемой Ламборгини. Это хорошо работает в группах Телеграм с тысячами других ритейловых инвесторов, но реальный рынок с реальными людьми не может справиться с резкими колебаниями цен, когда счёт за электричество меняется по прихоти настроений на свободном рынке. Подобная проблема стоит перед такими монетами, как SolarCoin, WePower и P2P-ритейловым поставщиком энергии Drift. У PowerLedger наиболее похожие трудности на те, которые были у Enron.

PowerLedger — особенно интересный случай. Проект штормом налетел на криптомир, быстро взобрался в топ-100 и достиг максимальной рыночной капитализации в полмиллиарда долларов. Powerledger может похвастаться энергетической торговой платформой. Как и большинство этих рынков, PowerLedger работает на токене, POWR, который можно менять на электричество. По аналогии с любым другим энергетическим токеном и бесплатными энергетическими услугами Enron, POWR подвержен резким колебаниям. Стоимость за день меняется на двузначные цифры — это обычное явление, и возникает вопрос, как этот продукт может быть справедливым на потребительском рынке. Это, в сочетании с потребительским давлением (вспомните протесты в Калифорнии), может привести к строгому регулированию, из-за чего монеты, которые коммодитизациируют электричество, окажутся в неустойчивом положении.

Ключевые выводы

Кроме ритейловой токенизации есть ещё массовая. Токенизация даёт способность торговать всем, от времени до киберспорта. А поскольку большинство инвесторов очень склонны как к FUD (страх, неуверенность, сомнения), так и к FOMO (боязнь упустить возможность), то это может привести к такому же безумию, вызвавшему падение Enron. Роберт Макдональд (Robert McDonald), бывший консультант Enron, говорит, что компании не хватало (и, полагаю, сегодня этого не хватает токенам) «передовых финансовых инструментов для ценообразования… деривативов». Из-за децентрализованной природы криптомонет это невозможно.

Если решите войти на этот волатильный рынок, несмотря на исторические риски торговли, связанной с подобными товарами, есть несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы избежать участи Enron. Помимо очевидного совета по инвестициям Баффета «не инвестируйте больше, чем готовы потерять», кое-что можно сделать.

Дейл Кутник (Dale Kutnick), сторонник подобных товаров, написал о Enron в 2002 году: «Enron мог бы отлично справиться, поставив на неэффективность рынка и хеджировав ставки». Другими словами, глядя на энергетический токен, сравните его с ценой электричества в реальном мире. Посмотрите на исторические цены на энергоносители и на их основе примите решение. Если решите торговать энергией и другими рисковыми товарами, то есть токенами, хеджируйте. Будьте осторожны и не повторяйте ошибок прошлого. На пути к неизвестным территориям изучение Enron может быть лучшим инвестиционным руководством, которое можно найти.