По мнению Брэнтли Миллигана, генерального директора компании Poltava Street, на сегодняшний день криптосообщетсво поделилось на два лагеря максималистов — идейных и принципиальных. Эксперт дал характеристику группам и описал их влияние на индустрию.

Идейные максималисты

Идейные максималисты настаивают на том, что именно их предпочтительные электронные деньги (как правило, биткоин) являются «самой истинной криптовалютой», поэтому все другие альткоины — априорные аферы, которые никогда не смогут занять лидирующие позиции, потому что… просто не смогут!

Идеологический максимализм начинается в ранние годы биткоина — время, когда альткоины действительно не представляли из себя ничего ценного. Прошлый статус биткоина привел некоторых к фанатичной квазирелигиозной преданности, которая была оправдана лишь огромным ростом данной криптовалюты. Однако, за последние несколько лет культ биткоина среди идейных максималистов сошел на нет, потому что новые криптовалюты, такие как Ethereum, начали предлагать действительно инновационные функции и завоевали значительную долю на рынке.

Принципиальные максималисты

В своей статье Брэнтли Миллиган приводит пример принципиальных максималистов с помощью слов Туура Демейтера, главного редактора Adamat Research. В апреле 2017 года он написал:

«Из-за различных сетевых эффектов я занимаю максимальную позицию в криптовалюте, полагая, что один протокол в конечном итоге выиграет более 80% рынка. С учетом этого в настоящее время у меня есть бинарный взгляд на экосистему: победит либо биткоин, либо Ethereum».

Благодаря этим словам видно, что принципиальные максималисты отличаются от идейных по трем пунктам:

 Демейтер и принципиальные максималисты считают, что долгосрочный криптовалютный максимализм будет возникать из-за мощности сетевых эффектов, а не из-за конкретной криптовалюты, которая якобы является «одной истинной».

 Альткоины не отменяются и не считаются аферами, дают некоторую ценность, поэтому позиция принципиальных максималистов заключается в том, что верхняя криптовалюта в долгосрочной перспективе захватит более 80% рынка, а не все 100%.

 Следовательно, долгосрочная позиция может быть захвачена любой криптовалютой, а не только биткоином.

Оценка двух видов максимализма

Идеологический максимализм токсичен для криптосообщества, так как он приблизительный и необоснованно догматичен, считает Брэнтли Миллиган. А вот принципиальный максимализм основан на разумной и добросовестной аргументации.

Таким же образом можно различать идеологический антимаксимализм (все максималистические прогнозы токсичны) и принципиальный антимаксимализм (принципиальный максимализм неверен). Или, может, мы должны использовать более позитивный термин для этой позиции, например, принципиальный плюрализм? А некоторые специалисты предсказывают олигархический исход, в котором будет доминировать небольшое количество терминов.

В конце Брэнтли Милиган подводит итог и говорит о том, что криптовалюты — радикально новая технология, и никто точно не знает, как будет развиваться сфера дальше. Поэтому никакое предсказание о будущем не должно быть теоремой, в которую нельзя внести изменения. Вместо этого автор советует всем нам быть смиренными, оставаться открытыми и быть готовыми к корректировке позиции при получении новой информации.