Если задуматься о причинах падения рынка, то очевидно, что чем меньше его капитализация, тем больше он будет подвержен манипуляциям извне. В этом есть его определенная слабость: стремясь быть децентрализованным и независимым, рынок криптовалют убегает в объятия тех, кто может без всяких препятствий, существующих на Уолл-стрит в виде маркет-мейкеров и правил бирж, раскачивать рынок куда угодно и с любой амплитудой.

Никакой «внутренне присущей ценности» у криптовалют нет — ценность им придает состояние спроса и предложения на рынке. Нет спроса — кто-то выставляет массовые ордера на продажу, и цена любой криптовалюты может уйти в ноль. Кто сейчас крутит рынком? Те, кто продает даже не сами криптовалюты, а цифровые кошельки, на которых большие суммы криптомонет. Пока мир гадает, кто такой Сатоши Накамото, владельцами его состояния в биткоинах могут быть в разное время разные инвесторы, которые способны перекупать право владения, а это настоящая скрытая торговля криптомонетами, которая может влиять на рынок.

Обороты на криптобиржах резко упали. За два месяца на Binance среднесуточный объем сделок по купле-продаже сократился с $2.51 до $1.38 миллиарда (-45%). На OKEx падение по этому показателю составило 31% — с $2.45 до $1.68 миллиарда. На Huobi сокращение достигло 48% — с $1.71 миллиарда до $887 миллионов. В топовой десятке самый большой спад наблюдается на Upbit — с $2.09 миллиарда до $230 миллионов, то есть на 89%. Почти в два раза сократился объем торговли на криптобирже KuCoin, занимающей 10-ю строчку по оборотам торговли, — с $66 до $34 миллионов.

Торговые площадки пытаются по максимуму листить монеты, придумывают для них Airdprop, снижают комиссии — все, что делают, например, Binance и Huobi, однако обороты все равно падают. И даже больше, чем показывают официальные цифры. О накрутке оборота у коллег по рынку говорил основатель криптобиржи Binance Чанпен Чжао. Аудит прошло считанное количество площадок, включая такие, как Kraken и Bitstamp.

Чем можно объяснить падение оборотов на криптобиржах? Вряд ли тем, что у «людей закончились деньги». На самом деле ведется активная вторичная торговля, и она может быть оформлена не только олдскульными фьючерсами, но и своеобразными крипто-депозитарными расписками: криптовалюты никуда не двигаются из цифровых кошельков, но договоры на их куплю-продажу могут заключаться. То есть активно развивается рынок вне организованных площадок. Многие сделки становится невозможно где-то отследить — они проводятся все больше на децентрализованных платформах, да еще в анонимном режиме, с применением coin mixers, которые скрывают информацию об участниках сделок купли-продажи криптовалют.

В криптомире формируются свои крипто-офшоры, а сети анонимных альткоинов становятся инструментом организации скрытых сделок, как, например, платформа криптомонет Decred (DCR), которая функционирует как децентрализованная площадка, на которой можно покупать и продавать различные криптомонеты. В том же русле движется и сотрудничество Zcoin c Midas Protocol.

В тень подталкивают и действия регуляторов. Представитель Комиссии по торговле товарными фьючерсами США (CFTC) Брайн Квинтенц, выступая на конференции Yahoo Finance all Market Summit, которая состоялась 14 июня в Сан-Франциско, пояснил, что торговля криптовалютами в США попадает под действие закона «Commodity Exchange Act». В соответствии с ним любые сделки по продаже криптовалюты выглядят как торговля фьючерсами, значит, продавец такого контракта должен обратиться в CFTC, чтобы быть зарегистрированным в качестве брокера.

При этом он подчеркнул, что если поставка криптовалюты осуществляется в срок до 28 дней, то такая сделка не будет считаться фьючерсом и не будет требовать регистрации продавца. Но если с большинством активов это правило работает, то в отношении криптовалют, как дал понять Брайн Квинтенц, все неоднозначно, даже если вроде бы перевод криптовалюты осуществляется в тот же день, что и заключение сделки купли-продажи. Тут в силу вступает такой критерий: даже если формально криптовалюта переместилась из кошелька продавца в кошелек покупателя, то CFTC должна точно убедиться, что покупатель теперь может свободно распоряжаться полученным активом.

Так как ситуации «заморозки» аккаунтов на криптобиржах и проблемы с «родными» сетями криптовалют не такое уж редкое явление, то, исходя из логики CFTC, не все криптовалюты становятся собственностью покупателя только лишь потому, что они появились на его цифровом адресе. К тому же здесь и вопрос ликвидности: если актив не торгуется по каким-либо причинам на официальных криптобиржевых площадках, которые готовы признать CFTC, то он недоступен для покупателя. И если этот статус продержится 28 и более дней, то автоматически продавец переведенной криптовалюты, с точки зрения CFTC, становится брокером фьючерсов, которому обязательно нужна регистрация в этом ведомстве.

Помимо этого момента, стоит обратить внимание на то, что власти США формально ведут работу по обелению криптовалютной торговли, де-факто запрещая анонимные сделки, проводимые с неверифицированных аккаунтов пользователей бирж. Это, кстати, не устраняет возможность торговли анонимными альткоинами: главное, чтобы продавец был «виден» властям США, а что же касается покупателя, то в отношении него такого требования со стороны регулятора нет, если только он не присутствует на организованной криптобиржевой площадке. Тем самым, во-первых, CFTC заставляет испугавшихся держателей криптовалют быстро от них избавляться, а это влияет на рынок, вызывая падение стоимости криптовалют на нем. А во-вторых, CFTC сознательно толкает рынок в тень на стороне покупателя, так как делает условия более удобными для тех, кто покупает криптовалюты на внебиржевом рынке. Такая логика CFTC носит конъюнктурный характер и нацелена на то, чтобы на рынке «в тени» произошла смена ключевых игроков, а большинство ходлеров, не выдержав организованного снижения рынка, избавились от своих криптомонет, продав их институциональным игрокам — крупным транснациональным банкам и инвестиционным фондам, которые уже вовсю работают с криптовалютами.