В сентябре 2016 года Центральный Банк Российской Федерации объявил о разработке собственной блокчейн-платформы на основе Ethereum — «Мастерчейн». Как планировал российский регулятор, проект должен был позволить банкам оперативно подтверждать данные о клиентах и сделках, а также разрабатывать различные финансовые сервисы в единой электронной системе. То есть разрабатывался фактически «государственный блокчейн» для нужд финансового сектора РФ.

Как создавался «Мастерчейн»

В консорциум по разработке платформы («ФинТех») на первых порах, помимо Центробанка, вошли Сбербанк, банк «Открытие», Альфа-банк, «Тинькофф» и Qiwi. Позже к ним добавились ВТБ, Газпромбанк, Национальная система платежных карт, ПАО «АК БАРС» банк, Платежный центр РНКО и Райффайзен Банк.

В октябре был протестирован прототип «Мастерчейна» — в Центробанке его назвали «составной частью финансовой инфраструктуры нового поколения». После этого опробовали еще два разных прототипа платформы и объявили тендер на разработку программного комплекса.

Уже в марте 2017 года «ФинТех» подал документы для регистрации товарного знака «Мастерчейн». Тогда же на базе платформы несколько банков реализовали пилотный проект по обмену анкетами KYC (know your customer), что было названо «совершенно новой формой взаимодействия кредитных организаций».

В конце марта «ФинТех» заявил, что полноценный запуск «Мастерчейна» состоится в 2018 году. Представители консорциума анонсировали разработку пилотного проекта по развертыванию системы обмена сообщениями в блокчейне, единый сервис по учету мошенников, обмену доверенностями и факторингу, процессингу быстрых транзакций и прочее.

В июне стало известно о доступности среды «Мастерчейн» для запуска сервисов с осени этого года, а в августе «ФинТех» представил еще несколько проектов по части систем безопасности. Тогда же было сказано и о том, что контроль над «Мастерчейном» ассоциация и Центробанк пока не поделили.

Наконец, 14 августа «ФинТех» выпустил whitepaper «Мастерчейна», в котором представил платформу как «национальную сеть обмена и хранения финансовой информации». Согласно документу, блокчейн платформы не хранит данные, содержащие коммерческую тайну и персональные данные, не требует посредников, осуществляет поддержку смарт-контрактов. Также создатели напоминают, что все действия внутри «Мастерчейна» обладают юридической значимостью.

В сентябре «ФинТех» принял на правах ассоциированных членов новых участников: Промсвязьбанк, Совкомбанк, МТС, дочернюю компанию Московской Биржи — «МБ Инновации», Ростелеком и Внешэкономбанк. Согласно заявлению представителя Внешэкономбанка, «совместное сотрудничество внесет свой позитивный вклад в развитие системы государственного регулирования блокчейн-индустрии». То есть участники проекта в очередной раз напоминают, что «Мастерчейн» призван взять новую технологию на вооружение государства.

Уже через месяц гендиректор ассоциации Сергей Солонин побывал на встрече с Владимиром Путиным. Там он призвал президента РФ легализовать обращение криптовалют и майнинга, а также пообещал посильную помощь «ФинТеха» в в разработке соответствующих законов. Чем дальше, тем больше «Мастерчейн» приобретает государственный размах, и все это происходит параллельно с угрожающими заявлениями Центробанка о недопустимости внедрения криптовалют в российский рынок.

Что происходит с «Мастерчейном» сейчас?

Больше новых известий о продвижении проекта в прессу не поступало. Однако на отдельной странице портала РБК указано, что в данный момент он проходит сертификацию и готовится к массовому коммерческому использованию в 2019 году.

По мнению заместителя председателя правления банка ВТБ Ольги Дергуновой, основным препятствием для дальнейшего активного развития платформы «Мастерчейн» является отсутствие нормативно-правовой базы, регламентирующей использование решений на базе блокчейна, а также неопределенный правовой статус криптовалют.

«Блокчейн, как технология, не попадает под нормативное регулирование. Понятие легитимность применимо только к решениям, созданным с помощью блокчейна. Есть несколько причин, по которым данные решения могут иметь сложности в получении легитимного статуса. Во-первых, это отсутствие соответствующего нормативного регулирования в отношении определенных продуктов, например, цифровых валют, во-вторых, наличие требований к реализации процессов взаимодействия исключительно в бумажном виде. Соответственно, последствия несоблюдения действующих законов и нормативных актов могут быть различны», — пояснила она.

Как отметил руководитель рабочей группы развития технологии распределенного реестра Ассоциации «Финтех» Алексей Архипов, другой задачей, на решение которой требуется много времени, можно назвать необходимость сертификации «отечественной криптографии».

«По нашим оценкам, готовый продукт будет полностью завершен к началу 2019 года. Также параллельно планируем реализовывать кейсы наших участников на Мастерчейне для «обкатки» потенциала и уже готовых технических решений. К тому же, необходимо произвести сертификацию криптографии, которая займет большое количество времени», — констатировал представитель Ассоциации.

Критика государственного блокчейна

Невзирая на, казалось бы, явную востребованность решений на базе технологии распределенного реестра для финансового рынка, в криптосообществе есть много скептиков, сомневающихся в перспективах развитиях поддерживаемых государствами блокчейн-платформ. В частности, опытный аналитик и консультант по ICO Тон Вейс считает, что никакие интеграции в государственную систему на основе блокчейна Ethereum не нужны.

«Нужна ли России технология Ethereum? Как государству — нет. Децентрализованные умные контракты — это очень дорого в смысле кодирования и хранения данных», — отметил он.

Более того, считает Вейс, централизованная и авторитарная суть государства явно противоречит децентрализованной природе блокчейна и, соответственно, решений на его основе.

«Создатель биткоина Сатоши Накамото придумал транзакции, неподконтрольные банкам», — добавил Вейс.

Несмотря на некоторый прогресс в разработке нормативно-правовой базы для блокчейна и криптовалют в РФ, будущее платформы «Мастерчейн» вряд ли можно назвать безоблачным. На первых порах полномасштабный запуск платформы был запланирован на 2018 год, однако впоследствии сроки были перенесены еще на один год. Сказывается отсутствие у российских законодателей глубокого понимания технологии блокчейн и возможностей, которые она открывает для развития финансового рынка и других сфер.

Таким образом, бюрократизм и отсутствие соответствующей нормативно-правовой базы, а также в целом отрицательное отношение российских властей к криптовалютам создают трудности не только для развития платформы «Мастерчейн», но и для интеграции технологии распределенного реестра в различные отрасли и сферы российской экономики.