Женщины в криптомире рассказывают о своём опыте в этой очень новой индустрии.

Не секрет, что в технологическом мире есть огромный гендерный разрыв.

«Огромная трата человеческого потенциала»

Хотя по сравнению с тем, что было десятилетия назад, статистика значительно улучшилась, женщин в сферах финансов и технологий все равно поразительно мало. По данным отчёта Observer за 2017 год, только 5% стартапов принадлежат женщинам.

Женщины занимают лишь 11% руководящих должностей в Кремниевой долине; в 63% случаев они получают более низкую зарплату за работу в той же компании, что их коллеги-мужчины — и эта статистика лишь верхушка айсберга.

Но в криптосфере ещё более глубокий гендерный разрыв, чем в технологическом мире в целом. По оценкам, лишь 1-5% в криптосообществе (инвестора, пользователи, новаторы) являются женщинами.

Как говорилось в прошлом году в статье Bloomberg, гендерный разрыв состоит не только в равенстве и социальной справедливости: «Этот статус-кво огромная трата человеческого потенциала». Когда люди, ответственные за набор сотрудников, отсекают — сознательно или нет — от индустрии целый слой человеческого населения по таким параметрам, как пол, оказывается в проигрыше весь мир.

Создание положительной рабочей культуры — для всех

В местах, где женщины всё же присутствуют в технологическом мире, остаются проблемы враждебной рабочей среды и культуры, насыщенной сексуальными домогательствами. Согласно отчёту Atlantic Training за 2017 год, 81% женщин сообщили о каком-либо физическом или вербальном сексуальном домогательстве. Хотя эта проблема касается в основном женщин, 17-20% мужчин также сообщили, что подвергались на работе сексуальным домогательствам.

Поскольку криптовалютная индустрия весьма новая, миллионам людей были даны беспрецедентные возможности: для получения прибыли, создания удивительных продуктов и улучшения существующих в мире технологических, правительственных и финансовых систем.

Однако нельзя игнорировать ещё одну важную возможность. Поскольку криптоиндустрия строится с нуля, у неё есть потенциал создать собственную рабочую культуру — определить, кто в ней приветствуется, кто включён, а также кто имеет право голоса.

Создание рабочей культуры, в которой все голоса равны, благоприятно не только для женщин, но и для всех.

Речь идёт не только о равенстве, но и об экономике. Более разнообразная рабочая сила вероятнее создаст более широкий набор продуктов, охватывающих масштабные и неиспользованные рынки.

«Наём и последующее повышение в должности талантливых женщин это правильное дело для общества, и для Японии это экономический императив», — написал председатель Renault-Nissan Alliance Карлос Гон (Carlos Ghosn).

Гендерный разрыв в криптомире огромен, но ещё осталось время для перемен. В криптопространстве уже есть некоторые невероятно удивительные женщины.

Мы спросили некоторых из них об их опыте в криптовалютном мире. Кэти Берарди (Kathy Berardi), у которой 20-летний опыт в финансовой индустрии, PR-стратег, специализирующийся на блокчейне и криптовалюте; Ниа Симон (Nea Simone) — автор бестселлеров New York Times и основательница BESPOKE Media Marketing; Лаура Крамер (Laura Cramer) — директор по стратегии бренда Melrose PR, коммуникационного агентства по блокчейну и криптовалютам.

Мы хотели узнать об опыте женщин в криптосфере. Встречали ли они негативные аспекты рабочей культуры в Кремниевой долине и других местах технологического мира?

Мы попросили их подумать о своём личном опыте в криптосекторе, задаться вопросом, отражает ли их рабочая культура некоторую враждебность по отношению к женщинам, которой характеризуется технологическая индустрия.

Ключ в намерениях, изменения не происходят бессознательно

Лаура Крамер говорила о том, что хотя криптоиндустрия обладает уникальной возможностью создать более всеохватную культуру, это не произойдёт автоматически. К тому же мужчины в криптомире должны нести ответственность за то, чтобы с женщинами обращались на равных.

«Гендерный дисбаланс в криптосфере практически не отличается от гендерного дисбаланса, охватывающего практически все индустрии западного мира. Нет очевидной нехватки женщин в блокчейне, технологиях или в мире, но мы снова почёсываем голову: где женщины?

Если перечислять системный сексизм человечества, то целой статьи не хватит это иллюстрирует, как непримиримые рабочие среды наносят ущерб уязвимым группам населения. Криптовалюта не сбалансирована, потому что не сбалансирован мир.

Сместить этот дисбаланс сложнее, чем создать новую индустрию. Нельзя просто положиться на логику, что поскольку блокчейн в зарождающейся фазе, он будет построен таким образом, чтобы отражать более новую, более «прозревшую» перспективу.

Сексизм, сознательный или нет, уходит корнями намного глубже. Скептики могут посмотреть на нынешнее движение в США #MeToo и увидеть, что нет женщины на земле, которая не столкнулась с враждебностью на работе. Так как я двигаюсь вперёд, когда индустрия неблагоприятна к таким людям, как я? Наверное, я не тот человек, которого нужно спрашивать.

Я знаю всё о недостатках быть женщиной. Вопрос лучше адресовать мужчинам: как вы планируете защищать женщин? Какие шаги вы предпринимаете для создания открытого пространства? Как вы изучаете проблемы женщин? И если вы этого ещё не делаете, то почему?»

Возможно, позитивные изменения уже идут полным ходом, но ещё предстоит много работы

Ким Миллер-Андерсон (Kim Miller-Anderson) рассказала много позитивного о своём опыте в криптосфере.

«Я работаю в технологической индустрии почти 20 лет и видела, как рабочая среда постоянно меняется к лучшему, всё больше и больше женщин занимают руководящие должности. В этом пространстве я лично не испытывала враждебности.

Я взаимодействовала и работала со всеми от поколения «нулевых» до бэби-бумеров, а также с людьми разных рас, этнической принадлежности и пола. Все, к кому я обращалась и кто обращался ко мне, были учтивы, любопытны и более чем готовы делиться информацией и сотрудничать».

Ниа Симон сообщила, что тоже никогда не испытывала враждебности в криптовалютной сфере, но добавила, что возложенные на неё ожидания часто отличались от ожиданий, возложенных на мужчин.

«Если ты женщина, всегда трудно выйти на арену, где доминируют мужчины, и получить уважение за интеллект и достижения. Меня часто просили отредактировать документы, проверить орфографию или делать заметки на конференции, несмотря на то что меня пригласили за стол в качестве партнёра.

Как женщина, вы должны знать, что многие полагают, что вы нужны для того, чтобы прислуживать и передавать задачу далее, которая была назначена вам. Не думаю, что это враждебно или недружественно, но, безусловно, не демонстрирует инклюзивность».

Когда её спросили конкретно, что самое сложное в том, чтобы быть женщиной в криптовалютном мире, Ниа Симон добавила, что ей иногда кажется, что разговор уходит от неё.

«Когда в социальных ситуациях поднимается тема криптовалютных инвестиций или блокчейна, если я вхожу в беседу, меня обычно перебивает человек, который начинает поучать и говорить вместо меня. Это неуважительно и досадно».

Несмотря на сильный гендерный дисбаланс в криптовалютном сообществе в целом, некоторые захватывающие и перспективные лица оказываются женщинами.

Кэти Берарди упомянула несколько личностей, в том числе Лауру Шин (Laura Shin), писательницу Forbes и ведущую знаменитого подкаста Unchained.

«Она написала много разъясняющих статей о криптосфере и многое делает для того, чтобы продвигать всеохватывающую картину роста и успеха.

Ещё одна «женщина-киберпанк» Амбер Болдед (Amber Baldet), лидер по блокчейну в JPMorgan. Её положительный настрой представляет собой воодушевлённое принятие блокчейн-мира и подчёркивает приоритеты прозрачности и децентрализации, которые принципиально сталкиваются с практически всем остальным в финансовой индустрии.

И ещё есть такая женщина, как Тавония Эванс (Tavonia Evans), которая запустила самый первый ICO, направленный на рециркуляцию богатства в афроамериканском сообществе. Это стремление представляет собой реальную возможность в этом бизнесе не только как проект, но и как движение».

Технология блокчейн действительно имеет силу изменить мир — для отдельных людей, сообществ и женщин.