Советник президента по вопросам развития интернета Герман Клименко занял пост главы Наблюдательного совета Российской ассоциации криптовалют и блокчейна. Мы поговорили с ним про РАКИБ, крипторубль, проект «Третье мнение» и почему в России легализовали бумеранги.

Герман Сергеевич, в конце августа 2017 года вы объявили о запуске Российской ассоциации блокчейна и криптовалют (РАКИБ). Можете подробнее рассказать, чем сейчас занимается ассоциация?

Можно сказать, что я объявил. То есть если нужно на меня вину переложить о создании, то и кладите, но по большому счету история назревала давно. Для меня ассоциация интересна тем, что я ожидаю от подобного объединения создания юридически грамотных документов. Потому что лозунги нашего общества — «Легализуем биткоин», «Внедрим криптовалюты в реальную экономику» и «Легализуем ICO» — не имеют под собой ни одного документа, ни одного основания именно в юридической плоскости этого вопроса.

Президент России Владимир Путин поручил правительству прописать регулирование ICO и майнинга до июля 2018 года. Хотелось бы знать: РАКИБ как-то будет участвовать в создании этих законодательных документов?

Я надеюсь, что не только РАКИБ, но и все игроки рынка готовы участвовать в обсуждениях. Так было, например, с законом о телемедицине — единовременно могли собраться 50 человек и обсудить некий объем простых вопросов. Соответственно, я рассчитываю, что не только РАКИБ, но и много игроков рынка смогут организовать свои обсуждения, где каждый из них выступит со своей светлой идеей. Поэтому, я думаю, участвовать будут все, и я приложу к этому все усилия.

Правительство также предложило учитывать майнеров и ввести на них налог. Вы считаете налог на майнинг целесообразным?

Вокруг этой истории много разного рода спекуляций. Я не очень понимаю на каких правовых основах это будет происходить и какой статус иметь. Прежде чем вводить налогообложение на майнинг, нужно определить то, что он производит. То есть должны расшириться термины, и не факт, что удастся это сделать быстро, потому что споры между юристами бесконечны. Я туда попытался влезть, ничего не понял и вылез. Юристы должны сперва между собой прийти к соглашению. Все, что связано с криптовалютами, должно начинаться с фразы, что мы в состоянии сделать так, чтобы в систему государства не проникали черные деньги. Поэтому юристы спорят, мы читаем. Мне кажется, это будет тяжелая позиция.

Еще один достаточно спорный вопрос…

Их много.

…про крипторубль. Что вы думаете?

У валюты есть несколько проявлений: бумажный рубль, металлический, либо тот, что лежит на счете вашей банковской карточки. А крипторубль — это просто четвертый способ учета рублей. Возможно, он будет более удобен в использовании, чем PayPass. Как вы знаете, существует множество доказательств теоремы Пифагора, но зачем они нам все, мы же не спрашиваем. Наверное, крипторубль где-нибудь нам с вами тоже пригодится.

Скажите, есть ли, по вашему мнению, какая-то страна, которая сегодня выбрала правильное направление по регулированию криптовалюты и блокчейна?

Во всей истории криптовалют огромное влияние имеют отсылки из серии «а вот у них». Например, в том же Китае — «все запретили», в случае Японии — «а вот у них все разрешили». Когда начинаешь разбираться в истории, выясняешь, что и не все запретили, и не все разрешили. И Япония не является страной, где по криптовалюте ходят, и Китай не является страной, где за криптовалюту расстреливают. Так как история криптовалют — это международная история, должно быть некое информационное взаимодействие между игроками рынка. В РАКИБе загорелись идеей найти контакты разных криптовалютных ассоциаций, договориться о сотрудничестве. Сейчас мы уже договорились с Бахрейном, Индией, Сингапуром и ОАЭ. И основная цель взаимодействия в том, чтобы мы не питались слухами, а понимали, что происходит на самом деле в разных странах.

Есть хороший пример, правда, не из области криптовалют. Например, в Австралии существуют запрещенные бумеранги, которые убивают сразу трех кенгуру. Но как-то один австралиец побывал в России, увидел в магазине эти же бумеранги и подумал, что Россия легализовала бумеранги. И Австралия начнет думать, что Россия — прогрессивная страна, нам теперь тоже надо легализовать бумеранги! А как ситуация выглядит на самом деле: мы этими бумерангами никаких кенгуру не убиваем, а они просто висят у нас над телевизором, потому что кто-то сказал, что они приносят счастье в дом. Когда мы говорим про криптовалюты, мы должны понимать, что у нас очень разные экономики, у нас очень разное законодательство и очень разные истории. Поэтому международная коллаборация необходима. Специалистов мало, их требуется объединить и изучить тот опыт, который существует.

Давайте поговорим про проект «Третье мнение», который будет выходить на ICO. Можете немного рассказать про него?

История «Третьего мнения» — это история про то, что современные нейронные сети с глубоким обучением могут с высокой степенью вероятности определять на медицинских изображениях те или иные виды патологий.

Так сложилось, что у нас есть бесплатные данные по историям болезни, и у нас есть дешевые врачи и дешевые программисты. Имея такие ресурсы мы хотим выпустить программный продукт, который бы решал самую сложную задачу современного мира — диагностику заболеваний.

Техническая оснащенность растет с огромной скоростью, скоро в каждом ауле будет КТ и МРТ (компьютерная томография и магнитно-резонансная томография. — DeCenter), но в каждом ауле точно не будет врача, который это КТ сможет посмотреть.

Еще один момент, что КТ китайца и КТ русского совершенно одинаковые. Поэтому наша задача — продать миру продукт, который бы обходился людям в $5 в месяц, когда сейчас средняя стоимость КТ и МРТ — это $300, при этом он мог бы анализировать КТ и МРТ, смотреть все медицинские показания, и это на самом деле не является какой-то запредельной историей.

Я вообще не очень люблю гениальные продукты, потому что всегда присутствуют проблемы непонятных рисков. А история про выпустить виртуальный анализатор всех наших медицинских изображений имеет вполне соизмеримую затратную часть и потенциальных потребителей — по сути, это каждый гражданин мира. Потому что единственное, за что готов человек платить — это за свое здоровье. За еду и за здоровье.

Определенно, такой проект порадует всех. А правда ли, что токен «Третьего мнения» будет называться BloodCoin?

BloodCoin — это внутренняя история, посмеяться, честно говоря. Скорее всего он будет называться DigitalHealthCoin.