Президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич считает, что борьба с теневым оборотом средств на российских рынках, в рамках которого, предположительно, используются криптовалюты, приведёт лишь к ухудшению ситуации для отечественного бизнеса.

Напомним, что ещё в апреле 2018 года глава департамента финансового мониторинга и валютного контроля Центробанка Юрий Полупанов заявил, что оборот самых крупных столичных рынков составляет порядка 600 млрд рублей в месяц (10 млрд долл.)

Выступая на форуме Thomson Reuters, Полупанов сообщил, что, по данным ЦБ, большая часть этой суммы на банковские счета не зачисляется, однако на эти средства закупается и переводится за рубеж криптовалюта. По его словам, ритейлеры стали «практически пионерами и лидерами криптовалютного рынка»: большинство торговцев из Китая переводят свои прибыли в криптовалюты и на домашнем рынке обменивают их на юани. Регуляторы также выяснили, что на оптовых рынках уже работают криптобиржи. Полупанов пояснил, что некоторые из них зарегистрированы как провайдеры финансовых услуг.

В конце января 2019 года глава Центробанка Эльвира Набиуллина обратилась к президенту Путину с письмом, в котором раскрыла подробности финансирования «серого» импорта и перевода средств за рубеж через крупнейшие российские рынки. Реагируя на обращение, в конце февраля Путин поручил правительству и ФСБ проработать меры по борьбе с теневым оборотом наличных и товаров на рынках.

Комментируя недавние обыски в московских торговых центрах и поручение Путина, Андрей Бунич заметил:

«Я не считаю, что правильно глушить наличный оборот любыми средствами. Это, конечно, на бумаге красиво выглядит – расчёты выйдут из тени, налогов будет собираться больше. На деле, неизвестно, будут ли налоговые сборы больше, если вести всю торговлю исключительно с контрольно-кассовыми аппаратами.

Прежде всего, это приведёт к удорожанию буквально всех товаров, плюс к усилению монополизации – в условиях более жёсткого контроля смогут выживать только крупные структуры. В итоге, цены поднимутся, как и градус недовольства в обществе.

Замечу, сам спрос на наличные в России – следствие того, что финансовая система страны не работает, как нужно. Она монополизирована, поскольку состоит сплошь из госбанков, забюрократизирована, и не обеспечивает финансирование бизнеса. В России пять крупнейших госбанков контролирует более 70% банковских активов. Но им даже этого мало, и они норовят подчинить себе все доступные сферы. И пенсионные деньги, и небанковское кредитование, а теперь ещё и строительство с торговлей».

На вопрос о том, почему в России предпочитают наличные, Бунич ответил:

«Наличные предпочитают рестораны, торговые точки – именно потому, что финансовая система монополизируется. Из-за этого, я считаю, над бизнесом всегда висит угроза, что его счёт в банке могут признать «подозрительным» и в любой момент арестовать, а «подозрительные» платежи даже с небольшими суммами – заблокировать.

Прибавьте к этому, что Минфин придумывает всё больше налогов, неналоговых платежей и штрафов – и вы получите тотальную систему давления на бизнес, которая парализует всё живое.

Набиуллина в письме Путину, фактически, призывает навести порядок. Но проблема в том, что тотальный контроль одновременно усложнит — особенно в условиях кризиса – работу буквально всех торговых предприятий.

Я считаю, прежде чем закручивать гайки, правительству было бы неплохо разобраться: почему люди готовы платить 15% за обналичивание средств? Эта готовность говорит о степени недоверия бизнесменов к финансовой системе РФ и к российской экономике в целом. В других странах, напомню, такой проблемы нет. Там нет никакой разницы между наличными и безналичными деньгами, а в некоторых европейских странах оборот наличных вообще сведён практически к нулю. Иностранцы вообще не понимают, с какой стати нужно обращать безналичные деньги в наличные.

Но в России тяга к наличным очень выражена, и она означает, что экономика страны не работает. Означает, что произвести что-то можно только одним способом – в обход государства. Причём, государство не просто отбирает непомерно много – эти отобранные деньги идут в карманы высших чиновников, и тут же выводятся из страны.

Думаю, если бы российская финансовая система была более здоровой, а рыночная система – отлаженный, бизнес сам предпочёл бы платить налоги по-честному».

Комментируя возможные последствия усиления борьбы с теневым оборотом наличных, глава Союза предпринимателей и арендаторов России резюмировал:

«Я опасаюсь, что нынешнее стремление всё задавить в теневом бизнесе приведет к параличу не только в торговле, но и в других отраслях. Мешая бизнесу делать хоть что-то, власти РФ играют на руку монополистам. А это однозначно ведёт к повышению цен, упразднению конкуренции и ослаблению стимулов экономики к росту».