Автор статьи: Сельва Озелли (Selva Ozelli), международный налоговый адвокат и аудитор, который часто пишет о налоговых, юридических и бухгалтерских вопросах для TaxNotes, Bloomberg BNA и других издательств.


Швейцария уже давно является центром индустрии управления финансами — в ней находится около $2 триллионов или 27 процентов мирового офшорного капитала.

С 1934 года швейцарские банкиры и регуляторы оказывали сопротивление иностранным налоговым регуляторам, в том числе Службе внутренних доходов (Internal Revenue Service, IRS) США, желающим получить информацию о секретных швейцарских банковских счетах.

Они заявляли о соблюдении швейцарского законодательства и необходимости защиты конфиденциальности своих клиентов. Швейцарские частные банки переправляли капиталы налогоплательщиков из США в Швейцарию самыми разными творческими подходами: от пачек наличных, скрытых в рулонах газет, до создания фиктивных компаний, забивающих бриллианты в тюбики зубной пасты.

Швейцарские банкиры помогли десяткам тысяч состоятельных американских клиентов уклониться от налогов США через секретные офшорные банковские счета.


Однако Министерство юстиции США и Отдел Уголовных расследований IRS заставили Швейцарию отказаться от знаменитых законов о банковской тайне, закрыв старейший частный банк и оштрафовав крупнейшие и наиболее известные банки на миллиарды за помощь в уклонении от уплаты налогов жителей США, поэтому Швейцария оказалась на грани потери своего конкурентного преимущества.

Но пока не списывайте её со счетов. В Цуге был создан глобальный центр для виртуальных валют, известный как «Криптодолина», а Швейцарская служба по надзору за финансовыми рынками (Swiss Financial Market Supervisory Authority, FINMA) внедрила перспективное регулирование, поэтому Швейцария становится одной из «ведущих экосистем для криптовалют, блокчейна и технологии распределённого реестра», по словам Оливера Буссмана (Oliver Bussmann), основателя Crypto Valley Association.

Йохан Шнайдер-Амманн (Johann Schneider-Ammann), глава швейцарского Министерства экономики, отметил, что страна становится «криптонацией» для цифровой революции с процветающим рынком первичных размещений монет (initial coin offering, ICO).

ICO — новый способ привлечения капитала с помощью цифровых валют и технологии блокчейн, при котором участники инвестируют фиатные валюты и получают взамен «токены» или цифровые активы. Человек, проект или компания, нуждающиеся в капитале, создают новый вид цифровой монеты и продают его за фиат на цифровых торговых платформах или биржах.

За 2017 год швейцарские ICO привлекли около $550 миллионов, что примерно 14 процентов мирового ICO-рынка, который оценивается в $4 миллиарда. Одно ICO Tezos из Цуга в июле 2017 года собрало $232 миллиона. Фонд Tezos столкнулся с по меньшей мере полудюжиной судебных исков со стороны США от тех, кто говорит, что они были введены в заблуждение и обмануты.

«Многие швейцарские ICO структурированы как фонды, подпадающие под некоммерческий налоговый статус, а деньги, полученные при этих ICO, считаются пожертвованиями, которые могут не быть возвращены ICO-инвесторам», — объясняет доктор Лука Мюллер (Luka Muller), юридический партнёр швейцарской юридической фирмы MME, которая помогла создать фонд Tezos и некоторые другие крупные ICO.

FINMA описывает нормативный подход к ICO

В ответ на резкое увеличение швейцарских ICO 16 февраля 2018 года FINMA опубликовала рекомендации относительно первичных размещений в соответствии со швейцарскими законами о ценных бумагах и борьбе с отмыванием денег. Согласно опубликованным нормативным правилам, многие ICO в Швейцарии будут считаться ценными бумагами.

Существуют некоторые исключения, например токены, используемые для доступа к уже запущенной платформе, или криптовалюты, которые функционируют только как платёжное средство. Ни первые, ни вторые не будут считаться ценными бумагами, сообщила FINMA, хотя вторые будут подпадать под закон о борьбе с отмыванием денег.

«Наш сбалансированный подход к ICO-проектам позволяет признанным законными новаторам ориентироваться в ландшафте в сфере регулирования и тем самым запускать проекты таким образом, чтобы наши законы защищали инвесторов и целостность финансовой системы», — прокомментировал директор FINMA Марк Брэнсон (Mark Branson).

Швейцария является «неоцифиальным» криптовалютным «налоговым раем»

Несомненно, благодаря благоприятному налоговому законодательству Швейцария — привлекательное место как для ICO-инвесторов, так и для эмитентов.

Криптовалюты — это не деньги, не иностранная валюта и не финансовое обеспечение для налога на товары и услуги.

Транзакции в токенах, которые квалифицируются как ценные бумаги, могут привести к уплате налога на передачу ценных бумаг по ставке 0.15 процента для внутренних инструментов (или 0.30 для внешних) в случаях, когда в сделке участвовал швейцарский дилер ценных бумаг.

Криптовалюты являются активом для налога на доход от прироста капитала, который применяется только к профессиональным трейдерам. Криптоинвесторы облагаются налогом на личное состояние по ставке, определяемой налоговыми органами 31 декабря финансового года.

Токен как акция, выданный при ICO, может облагаться единовременным налогом на капитал в размере 1 процента, в отличие от долгового токена. Любое распределение прибыли по токенам как акции подпадает под швейцарский подоходный налог по ставке 35 процентов.

Швейцарские ICO-инвесторы из США опасаются Отдела уголовных расследований IRS

Швейцарские ICO-инвесторы из США, не участвующие в групповых исках, должны знать, что несмотря на успех в раскрытии активов США, скрытых в швейцарских банках, Отдел уголовных расследований IRS назначил специальную группу агентов для расследования, используются ли криптовалюты для обмана налогового органа. «Криптовалюты вполне можно использовать для уклонения от налогов так же, как швейцарские банковские счета», — пояснил Bloomberg News Дон Форт (Don Fort), глава Отдела уголовных расследований IRS.