Здравствуйте, уважаемые читатели. Мы начинаем цикл авторских статей, посвященных Bitcoin и криминалу. Сегодня мы поговорим с Вами про отношения Bitcoin и наркотиков, затем о Bitcoin и работорговле. Приятного чтения.

Многие люди относятся к Bitcoin с подозрением и однозначно ассоциируют его с криминалом. За это следует «поблагодарить» власти, мнение которых транслирует СМИ, запугивая обывателей. Торговля наркотиками, людьми, оружием, отмывание денег и киберпреступления – это то, что в массовом сознании неотделимо от криптовалюты.

Bitcoin и наркотики

«За Bitcoin покупают наркотики на виртуальных торговых площадках в интернете», сложившийся архетип интернет-культуры, который широко распространился, вероятно, после истории с SILK ROAD.

Но если критически подойти к этой масс-медийной формуле, то она оказывается почти полной ерундой.
Точных показателей оборота мировой наркоторговли не существует, но правоохранительные органы разных стран оперируют цифрами от $500 млрд — в год, минимум, и очень приблизительно.

В то же время, капитализация всей системы Bitcoin только пару недель назад превысила $100 млрд и только несколько дней назад дошла до $200 млрд и может на этом уровне и недели не продержаться. Но и при такой капитализации, совершенно очевидно, что далеко не все монеты Bitcoin каким-то образом используются в наркоторговле.

Попутно можно заметить, что всего в мире около 250 млн людей, употребляющих марихуану, до 60 млн употребляющих амфетамины, больше 20 млн – опиаты, больше 20 млн – кокаин. Более 40 млн человек считаются наркозависимыми… Но это люди, которые каким-то образом были зарегистрированы, о них знают социальные службы, аналитические агентства, а сколько не охвачено статистикой?

Сколько из всех этих людей живут в развитых странах, имеют доступ к интернет, смогут выйти вdarkweb через TOR, чтобы зайти на торговую площадку, продающую запрещенные препараты, имеют кошелек для криптовалюты, следят за курсом и проделывают все эти манипуляции регулярно? Это при том, что активных кошельков Bitcoin – не пользователей, — в мире около 10 млн…

То есть количество людей, готовых и способных оплачивать свои пороки криптовалютой не может быть много по определению и явно не они обеспечивают наркобизнесу такие обороты.

Вторая особенность Bitcoin – волатильность курса, которая больше касается продавцов. Ни один серьёзный предприниматель не торгует постоянно товаром или услугами только или преимущественно за BTC, это лишь дополнительная опция, призванная подчеркнуть продвинутость предпринимателя. Наркоторговцы по своей психологии ничем не отличаются от продавцов булок и даже в ещё меньшей степени заинтересованы в таком способен оплаты, так как риски этого бизнеса смертельны в буквальном смысле, — тут булочнику легче.

Кто поверит, что если наркобарону или даже сбытчику среднего уровня заплатить за кое-что кое-чем таким, что утром стоит $7500, а вечером $7200, то он скажут: «А ну ладно, завтра вырастет до $8000, ну или нет, упадет до $5000. Ничего страшного…» Они не трейдеры, они ритейлеры.

Но многие верят, что наркоторговцы предпочитают Bitcoin потому, что он анонимен. В 2013 году СМИ растиражировали гордые слова Росса Ульбрихта, основателя SILK ROAD, о Bitcoin:

«Мы выиграли войну за наркотики у государства благодаря этой валюте».

Через полтора месяца после той статьи его арестовали и дали ему пожизненный срок. Это наилучшая иллюстрация из возможных о том, насколько вообще возможна анонимность в интернете и насколько умно насмехаться над госмашиной.

Абсолютная анонимность транзакций Bitcoin, в общем-то, всегда была мифом (как и полная анонимность TOR, кстати говоря). Технически все выглядит убедительно: неизвестно, кто куда и откуда отправляет и получает монеты. Но во-первых, никто не существует в криптовалютном вакууме, Ульбрихт был пойман с поличным в результате грамотной и несложной аналитической обработки информации open source, — его криптоанонимность оказалась бесполезной.

Во-вторых, после SILK ROAD в методике розыска пользователей криптовалют сменилась целая эпоха и сейчас тщательный анализ транзакций позволяет связать транзакции с одним пользователем, а полная запись всех транзакций в blockchain и свободный доступ к ней равносилен явке с повинной с полным сборником доказательств, в отличие, например от обычного банковского перевода.

До того момента, пока юзер не привлекает внимания спецслужб, он действительно сохраняет анонимность, но в том случае, если кто-то действительно заинтересуется активным обитателем darknet, который, например, осуществляет регулярные или время от времени транзакции относительно больших сумм в Bitcoin и что-то делает в интернете в браузере TOR, личность этого анонимуса будет выяснена быстро.

Поэтому, кстати, список обитателей американских и иногда греческих тюрем, обвиняемых в отмывании денег через криптовалюты постоянно пополняется – это те самые верующие в анонимность криптосистем пользователи, уже бывшие. Такая псевдо-анонимность вряд ли привлекает к себе наркоторговцев.

Логически рассуждая, Bitcoin, может быть важен для разовых мелких покупателей у мелких продавцов. Это торговцы, интернет-аналог, по криминологической классификации, мелких сбытчиков или мелких наркодилеров. Поступающую криптовалюту, — не только BTC, — максимально быстро обналичивают. И они не интересны борцам с наркоторговлей. Задержание таких торговцев никак не снижает криминогенность и ущерба наркобизнесу не наносит. Но даже таких мелких торговцев сейчас, при необходимости, ловят «за Bitcoin».

Появившиеся в последнее время сведения о том, что наркобизнес переходит от Bitcoin к Monero, как к более защищенной монете, не выдерживает критики. Капитализация этой монеты (которая, кстати, тоже имеет уязвимость в анонимности) около $2 млрд, что в сравнении с объемами не только наркобизнеса, но и Bitcoin, ничтожна, и в лучшем случае, Monero заменяет Bitcoin на низовом уровне интернет-торговли ПАВ, а скорее всего служит экзотической приманкой, не играющей никакой роли в суммарном объеме финпотока. Но сам факт того, что торговцы перебегают от одной криптомонеты к другой лишний раз свидетельствует о слабой надежности криптовалют для такого рода бизнеса.

Новости о том, что «два е-магазина в darkweb подняли цену Monero в четыре раза» следует рассматривать как бесплатную (а может и не бесплатную) рекламу монеты или магазина или того и другого одновременно.

Вывод

Криптовалюты не произвели никакой революции в наркобизнесе. Как и обычно, организованная преступность, основной держатель и бенефициар огромных финансовых потоков наркобизнеса, предпочитает Его Величество Доллар и использует для транзакций обычные проверенные временем надежные инструменты, как, например, банковские денежные переводы, или внебанковские системы денежных переводов, хавала, УПДЦ и курьеров.

Плюс всего этого инструментария в том, что деньги, попавшие в банк или обналиченные, ничем не отличимы от ваших честно заработанных денег. В этом случае криптовалюты лишнее посредническое звено, ненадежное и к тому же вызывающее интерес полиции – они тоже любят смотреть телевизор.

Продолжение следует….