Интервьюер: Дарья Арефьева (Daria Arefieva, aka Cryptodaria) — одна из важных фигур российского криптосообщества. Она является партнером Eberhald Lindfort, консалтинговой фирмы по ICO, и генеральным директором CryptoFriends, компании, которая организует крупные блокчейн мероприятия.

В криптомире Джон Макафи (John McAfee) получил репутацию яркой личности. Обладая опытом и знаниями в области программирования и кибербезопасности, он, похоже, восхищен технологией децентрализованного реестра и тем, что она может предложить миру.

Во время круиза по Азии, который длился с 15 по 19 января, у нас был шанс поговорить. Я выяснила, как он исследует монеты, которые затем продвигает, не жалеет ли о том, что не все прогнозы оправдались, а также почему блокчейн — это лучшее событие в истории человечества.

Крипто Дарья: у вас 700 000 подписчиков в Твиттере. Вы понимаете, насколько велико ваше влияние на крипторынок, и хорошо ли это, по-вашему?

Джон Макафи: Разумеется! Для криптосообщества — это действительно большое количество подписчиков. Но дело не в этом. Я выступаю на всех крупных конференциях, дружу с Джиханом Ву (Jihan Wu) из компании BITMAIN, которая является главным производителем практически всего майнингового оборудования, с Роджером Вером (Roger Ver), например, и Броком Пирсом (Brock Pierce) — это человек, с которым мы часто тусим на вечеринках. У меня не больше влияния в этой сфере, чем влияния на моих подписчиков. Скажу больше. Вот так запросто сесть и поговорить с Роджером Вером и Джиханом Ву о Bitcoin Cash — по мне, это намного более влиятельно, чем твиттить для 700 000 человек.

Джон Макафи выступает перед публикой во время круиза по Азии в январе 2018.

КД: Как вы решаете, какую из монет продвигать? Как вы их исследуете?

ДМ: Первое и самое главное — компании должны разрабатывать продукт в соответствии со своими заявлениями. Вы можете вовремя его разработать? У вас есть команда, которая разбирается в блокчейне, софте и маркетинге?

Но еще важнее — я продвигаю то, что и сам хотел бы использовать. Мне нравится Outings — черт побери, да! Я бы с удовольствием стал пользоваться этой программой. Ладно, я заплачу доллар за ту инфу, которую можно получить из приложения. То же самое и с криптомонетами. Я бы хотел иметь такую возможность, которую предоставляет KWHCoin.

У меня было много домов с автономной системой энергоснабжения. Нет кошмара хуже, чем иметь больше электричества, чем нужно, — это приводит к его растрате. Или когда его слишком мало. Поэтому я бы воспользовался шансом с помощью платформы найти кого-то, кто позволит мне купить у него электричество за токены в нужном количестве. Кому бы не понравилось такое приспособление? Итак, если есть что-то, что я бы захотел иметь лично — да, если они могут это сделать, это отличная мысль, это поможет обществу — тогда я бы захотел передать это детям. В этом случае — да. Я бы стал об этом всем говорить. Потому что если не я, то и никто не станет. Никто же не читает эти white paper.

КД: Ваша оценка монет меняется по прошествии времени?

ДМ: Конечно. Все могут ошибаться, знаете ли. Сначала люди говорят, что это отличная мысль, а потом вдруг от этого отказываются.

КД: Кто-нибудь когда-нибудь пытался вам заплатить, чтобы вы упомянули их проект в соцсетях и, если да, какие это были проекты?

ДМ: Да, определенно есть те, кто пытался мне заплатить. Я не стану обсуждать собственные финансы, кто мне платит и за что. Я стал заниматься всем этим, поскольку мой бизнес касается каждого. И, если честно, спрашивать такое у людей просто невежливо. Без обид.

КД: Вы чувствуете ответственность за вес ваших слов, выпущенных в интернет, и за то, какой потом происходит «памп и дамп»?

ДМ: Конечно, нет. Давайте представим: если я увижу нечто, о чем, по моему мнению, мир должен узнать, — я об этом скажу. Какой смысл мне одному обладать этим знанием? Я не хочу шепотом говорить об этом друзьям. Разве это неправильно?

Тот факт, что люди это подхватывают и начинают пампить и дампить монеты — это их дело, и меня это не касается. В смысле, посмотрите на Verge. Я как-то написал, что Verge, вероятно, удвоит цену в течение нескольких месяцев, а он поднялся на пятнадцать тысяч процентов.

GassedUpOldMan @GassedUpOldMan:
«LOL, XVG? Вы прикалываетесь?»John McAfee @officialmcafee:
«Ничего подобного. Я упомянул Verge (XVG), потому что это законная анонимная монета, и она стоит меньше трех центов. Если разбираешься в инвестировании, то понимаешь, что легче подняться монете, которая сейчас 3 цента, до 3 баксов, чем той, которая стоит $300 баксов — до $30 000. Процент роста одинаков».

Не моя вина, что люди идут и покупают ее по 20 центов. Я думал, что два цента — это уйма денег. Это не моя проблема, знаете ли, я просто рекомендую. Потому что компания действительно внедрила в монету некоторые способствующие анонимности свойства, и есть шанс, учитывая их скоростной протокол, что анонимность станет реальной чертой этой крипты. Когда именно это случится, я понятия не имею. Но эта монета совершенно точно недооценена.

А для других: если люди ведомы жадностью и смотрят на эту сферу лишь как на способ заработать — они заслуживают того, что получают. Они могли бы заглянуть дальше и сказать: эй, да это же технологическая революция! Такая, какой мир еще не видел. И если смотреть смотреть с такой точки зрения, то деньги и прибыль становятся не так важны. Почему бы не присмотреться к возможностям использования, к силе конкретного токена и к тому, как он сможет изменить вашу жизнь и жизнь ваших друзей, близких и детей. Я не прекращу делать для криптовалют то, что делаю. Можете кидать в меня гнилыми помидорами, ваше дело, можете обзывать меня как хотите — меня это не ранит. Вы думаете, мне важно, как меня называют, что обо мне говорят. Я плевать хотел.

КД: Разумеется. У вас есть какие-либо сожаления или вы разочаровались в монетах, которые упоминали?

ДМ: Конечно. Жаль, что так вышло с монетой FINA.

John McAfee @officialmcafee:«Второе ICO на этой неделе: монета FINA. Она будет заниматься тем, что покончит с мошенничеством в сфере морских и авиаперевозок, которые сейчас обходятся свыше миллиарда долларов в год. Это первая монета, которая будет способствовать борьбе с терроризмом и торговлей людьми — это мои больные темы. Эта монета уникальна, и она добьется звездного успеха. https://finacoin.io»

Позже я узнал, что один из основателей был членом нигерийской криминальной организации. Трудно быть в курсе всех фактов, пока кто-то не придет и не скажет: «Кстати, мы тут провели расследование и выяснили вот такое». Я немедленно написал в Твиттер, извинился и забрал свою рекомендацию.

John McAfee @officialmcafee:«Мне предоставили доказательства, что FINA ICO было организовано лицом, связанным с одной известной нигерийской преступной организацией. Я не знаю, будут ли они работать дальше и создадут ли некий продукт, но я должен забрать свою рекомендацию. Подробности позже».

Но такова природа бизнеса. Я хочу сказать, что мы находимся на пороге совершенно новой экономики, совершенно новой парадигмы, и если я попутно не вляпаюсь в кучу грязи, значит, я плохо делаю свою работу.

КД: Какой ваш самый главный совет для криптоинвесторов?

ДМ: Нет никакого совета. Что бы я ни порекомендовал сегодня, это перестанет быть актуальным уже завтра. Что-нибудь придет рекомендуемому товару на смену. Я верю, что будущее криптовалют в том, что будут появляться новые технологии и креативные идеи, которые будут обнародоваться через ICO. Но никто этого не замечает. Люди, похоже, озабочены только тем, как заработать — «Биткоин упадет или вырастет?», «Ethereum упадет или вырастет?», «А будет ли еще один форк биткоина?», «Что это будет за форк?», «Выиграет биткоин или Bitcoin Cash?».

К черту, это все тут совершенно не причем. Тут важно то, что придет нам на смену, что вылезает из-под земли и что поменяет наше будущее. Мы забываем, что это — реальные, меняющие основу жизни и культуры события, мнения, продукты, креативы. И нам приходится за ними наблюдать. А если этого не делать, то мы пропустим нечто стоящее, и оно захлебнется, утонет в горе мусора. Там сейчас целая куча ICO. Мы уже знаем, что такое биткоин, мы знаем, что такое Ethereum. Делайте с этим что хотите. Начинайте пользоваться новыми технологиями. Еще появится новый Генри Форд, будет вам и аналог концепции железной дороги, будет нечто такое, что красиво изменит нашу жизнь, и если мы это пропустим, не заметим, то будем всю жизнь об этом жалеть.

КД: Вас беспокоит недавнее падение биткоина, учитывая то, что вы пообещали сделать, если он рухнет?

ДМ: Ни капельки. Когда Джейми Даймон объявил, что биткоин — это афера, биткоин упал за пару часов на 40%. Я тогда не волновался, и не волнуюсь теперь. Эта валюта живет своей жизнью.

Джон Макафи прогнозирует, что биткоин будет по $5000 к концу 2017.
John McAfee @officialmcafee«Когда я делал прогноз, что биткоин будет по $500 000 к концу 2020, я пользовался той же моделью, когда прогнозировал $5000 к концу 2017. BTC продвинулся вперед намного быстрее, сравнительно с моими предположениями по каким-то там моделям. Теперь я прогнозирую, что биткоин к концу 2020 будет стоить $1 млн. По-прежнему говорю, что съем собственный член, если окажусь неправ».

КД: Что вообще побудило вас дать подобное обещание?

ДМ: Я как раз участвовал в телешоу, когда прошла эта новость. Ведущий тогда спросил: «Биткоин упадет?». И я ответил: «Я съем свои гениталии, если он не будет по пятьсот тысяч долларов». И это еще когда биткоин стоил четыре тысячи. С тех пор он продвинулся намного дальше, чем я предполагал. Я решил, что ошибаюсь, и поэтому мои прогнозы в корне неверны, и тогда поменял цифру на миллион долларов. Вот увидите, это случится.

КД: Как по-вашему, из-за чего произошло недавнее падение рынка и чего ждать дальше?

ДМ: То же самое, что спровоцировало первое падение биткоина, которое обеспечил JP Morgan, самый большой банк в Америке. Все финансовые институты перепуганы до дрожи. Теперь у каждого есть свой банк — криптовалютный кошелек, и традиционные банки нам уже не нужны. Они канут в лету, если будут сидеть, сложа руки.

КД: Ваш аккаунт в Твиттере, похоже, превратился в постоянную жертву для хакеров. Как так получилось?

ДМ: Его все-то один раз и взломали. Я точно знаю, как это случилось, потому что люди, которые это сделали, связались со мной. Они использовали новый метод под названием подмена сим-карты. Я решил, они взломали мой Твиттер, но они, оказывается, взломали моего оператора AT&T, причем он является одним из крупнейших провайдеров.

Используя социальный инжиниринг, они обзванивали местные представительства, пока не нашли сотрудника, который проявил сочувствие. «О, меня зовут Джон Макафи, я потерял свои сим-карты, но у меня теперь новая. Вы можете перенести все мои данные на нее?». И в итоге кто-то это сделал. Мой телефон перестал работать. Затем они отправились в Твиттер и нажали на кнопку, мол, я забыл пароль, пришлите мне его на телефон.

John McAfee @officialmcafee«Срочно: мой аккаунт взломали. Техподдержку в Твиттере я уведомил. Твитты с монетами дня были не мои. Как вы все знаете… Я больше не пишу про монеты дня!!!!»

Так что техподдержка прислала восстановительный код на то, что, как они думали, было моим телефоном, но на самом деле им не было. Злоумышленники с помощью этого кода поменяли пароль, и аккаунт был в их распоряжении два с половиной часа, пока я пытался пробиться. Наконец, я добился доступа в собственный аккаунт через почту.

Я никогда не слышал о подобном приеме раньше. Это совершенно новый метод фишинга, основанный на введении людей в заблуждение с помощью психологической атаки. Так что проблема была не в Твиттере, а в AT&T. Я пожаловался туда, но они ничего не сделали. Поэтому я выключил двухфакторную аутентификацию. Если бы не она, меня бы не смогли взломать. То, что казалось лучшим способом защиты, — оказалось злейшим врагом. Если где-то привязан ваш номер, хакеры смогут туда добраться. Если вы не привязываете свой номер телефона, им некуда посылать код — им придется подбирать пароль, а это сделать невозможно.

КД: Как вы воспринимаете философию, что лежит в основе криптовалют?

ДМ: Ну… философия, которая лежит в их основе, — она величайшая в мире — «давайте отберем власть у централизованных органов!» Когда правительства объединяют усилия, когда сливаются в единое целое, то всегда появляется коррупция. А власть всегда коррупционна, вручили ее одному человеку или корпорации. Поэтому это [технология блокчейн] забирает власть у них и распределяет между нами. Это значит, что вся структура цивилизации будет сметена, и она восстановится так, как это должно было быть с самого начала. У нас, как у человечества, будет свобода и власть. Не придется спрашивать у правительства разрешения, прежде чем что-либо сделать. Это как посылать кому-то деньги или получать их, или покупать что-либо, при условии, что я не причиняю вреда вам или вашим соседям. Тогда какого черта я должен спрашивать у кого-либо разрешение, чтобы что-либо делать?

Именно это и происходит. Мы на пороге мира, где не надо будет спрашивать разрешений, где по достижении совершеннолетия ты становишься хозяином самому себе, каким бы оно ни было; а в каждой стране совершеннолетие разное — в некоторых странах Центральной Америки это 12 лет (обычно в странах Центральной Америки порог достижения совершеннолетия варьируется от 14 до 18 лет), в Америке это 21 год. Тебе уже не нужно спрашивать ни у кого разрешения на свои действия. В этом и состоит перемена, именно это и захлестнет мир и даст, наконец, возможность создать Эдем, создать совершенство. Помяните мое слово, мы все испортим, как делаем всегда, но даже если так — все равно будет намного лучше, чем сейчас.

КД: А как вы видите будущее криптоиндустрии?

ДМ: Она разрастется, как Большой Взрыв. В том смысле, что сейчас мы на стадии детского садика. Как я уже говорил, для каждой сферы жизни появляется собственная монета, и так и должно быть. Каждому аспекту жизни нужна своя монета. Потому что у каждой монеты есть или должна быть своя отличительная функция. Это будет, как интернет на стадии зарождения. Только в сотни раз основательнее, глубже и произведет эффект, который нельзя будет проигнорировать и предвидеть даже на пять лет вперед.

КД: Спасибо, что уделили мне время!