Знаменитый «пакет Яровой» был подписан президентом 6 июля 2016 года, что вызвало в СМИ волну хайпа. Но сейчас, когда команда Telegram во главе с Павлом Дуровым молниеносно реализует внутри мессенджера решения, которые второй день не позволяют Роскомнадзору заблокировать Telegram, мало кто задумывается, что приквел этого экшна вышел именно тогда — почти два года назад.

Пакет «антитеррористических» законопроектов внес изменения в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты «в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», а также в УК РФ — в том числе введя уголовное наказание за «несообщение о преступлении» и разрешив судить по некоторым статьям с 14-летнего возраста. Поправки коснулись даже регулирования религиозно-миссионерской деятельности, но наибольшее внимание на тот момент привлекли новые требования, налагаемые на операторов связи и интернет-провайдеров. Согласно закону о хранении данных, с 1 июля 2018 года сотовые операторы (МТС, Мегафон, Билайн и другие) обязаны хранить голосовую информацию абонентов в течение полугода, а с 1 октября — сохранять электронные сообщения в течение трех месяцев. Интернет-ресурсы, внесенные в реестр организаторов распространения информации в сети «Интернет» (Telegram вошел в этот список 28 июня 2017 года), также должны будут хранить пользовательский трафик в течение шести месяцев. Все эти данные должны быть предоставлены правоохранительным органам по требованию.

Второе изменение, которое также является «прародителем» сегодняшней блокировки, касается шифрования данных. Интернет-сервисы, обеспечивающие возможность обмениваться зашифрованными данными, согласно новым требованиям, обязаны передавать ключи шифрования по запросу ФСБ — в противном случае им грозит крупный штраф (16 октября Мещанский суд Москвы оштрафовал Telegram на 800,000 рублей за непредоставление в ФСБ ключей дешифровки для доступа к переписке пользователей).

Впервые речь о блокировке Telegram зашла в июне прошлого года и практически копировала сегодняшний диалог, за исключением исхода. На своей странице ВКонтакте Павел Дуров сообщил, что глава Роскомнадзора потребовал от Telegram выдать спецслужбам ключи для дешифровки сообщений в целях борьбы с терроризмом. Основатель ВКонтакте и CEO Telegram заявил, что «это требование не только противоречит 23-й статье Конституции РФ о праве на тайну переписки, но и демонстрирует незнание того, как шифруется коммуникация в 2017 году». Как и сейчас, он утверждал, что реализовать это технически невозможно при системе оконечного шифрования, которую внедрил Telegram, а затем стали использовать многие популярные мессенджеры, включая WhatsApp, Viber и Facebook Messenger: «…у владельцев мессенджеров нет и не может быть “ключей для дешифрации”. Эти ключи хранятся только на устройствах самих пользователей», — написал Дуров.

Однако на тот момент руководитель Роскомнадзора Александр Жаров опроверг претензию на пользовательскую переписку, заявив, что ведомство ожидает лишь предоставления данных о компании, управляющей мессенджером Telegram, для внесения в реестр организаторов распространения информации: «Никакой речи о том, что будет доступ к переписке пользователей, не идет…  На этом точка», — подчеркнул он 26 июня в эфире телеканала «Россия 1». Два дня спустя соглашение было достигнуто: «Регистрационные данные о компании-издателе Telegram — не секрет и доступны любому желающему в открытых источниках https://beta.companieshouse.gov.uk/company/OC391410 Электронный адрес abuse@telegram.org, куда наша команда принимает жалобы на контент, связанный с пропагандой терроризма, также публичен и известен Роскомнадзору. Если на этом желания регулятора действительно ограничиваются, у меня нет возражений против использования этих данных для регистрации Telegram Messenger LLP в реестре организаторов распространения информации», — написал Павел Дуров, при этом подчеркнув, что команда не будет выполнять «антиконституционный и нереализумый технически “закон Яровой”, равно как и другие законы, несовместимые с защитой частной жизни и политикой конфиденциальности Telegram. «Давая согласие на внесение в реестр, мы исходим из соответствия истине заявления главы Роскомнадзора (“на этом точка”) и не берем на себя каких-либо дополнительных обязательств», — также отметил Дуров, сославшись на заявление Жарова, и предрек: «…уверен в одном: если Telegram действительно будет заблокирован на территории России, то это произойдет отнюдь не потому, что мы отказались предоставить данные о нашей компании».

И хотя на 28 июня вопрос о блокировке Telegram был снят, Дуров предупредил, что «радоваться все еще рано: противоречие между политикой конфиденциальности Telegram (“ни байта личных данных третьим лицам”) и рядом законов РФ о слежке не исчезло», — написал Дуров 30 июня, и через шесть дней этот ряд был расширен «пакетом Яровой».

«Telegram начал работать в правовом поле Российской Федерации», — так прокомментировал добавление Telegram в реестр организаторов распространения информации глава Роскомнадзора. 27 сентября Дуров сообщил, что «из-за невыполнения антиконституционного закона Яровой ФСБ составляет [на Telegram] административные протоколы, которые, как считают юристы, неизбежно приводят к судебным процессам». На следующий день в своем канале в Telegram Дуров опубликовал пост под названием «Почему иски против нас в Иране и России не имеют значения» — в сентябре в Иране было заведено уголовное дело на Павла Дурова. «Я надеюсь, однажды в Иране и России станет возможным открытие наших офисов (и офисов других IT-компаний). До этого момента мы продолжим предоставлять сервис безопасного общения пользователям этих рынков из тех мест, где уважают свободу», — написал Дуров в Telegram. «Отсутствие возможности изредка посещать Россию для меня более болезненно, чем невъезд в Иран, прежде всего, из-за родителей», — сказал тогда Павел Дуров, но от имени команды Telegram отметил: «Мы всегда готовы разорвать как личные, так и деловые связи с такими странами, чтобы у них не было рычага давления на нас».

В день, когда Telegram был оштрафован на 800,000 рублей за непредоставление ФСБ доступа к переписке пользователей, Дуров на своей странице ВКонтакте объявил о том, что Telegram готовится выбрать команду юристов, которая будет обжаловать решение суда по иску ФСБ, и все желающие могли предложить компании свои услуги, написав на указанную почту. На следующий день Дуров сообщил, что принял предложение Павла Чикова, руководителя международной правозащитной организации «Агора».