Рассказывая об особенностях аналитики и тенденциях рынка, мы нередко упоминаем бычьи или медвежьи тренды и настроения. За что трейдеры получили эти животные прозвища, кого еще можно встретить в рыночном загоне и откуда вообще взялся весь этот зоопарк?

А началось все, как это часто водится, в Великобритании. Шотландский сатирик эпохи Просвещения Джон Арбетнот, пытаясь высмеять напыщенность и перфекционизм британцев, сочинил серию из пяти памфлетов «История Джона Булла». Главный герой олицетворял герцога Мальборо, но образ быка настолько прижился в британском фольклоре, что стал прочно ассоциироваться с любым состоятельным лондонцем.

Когда же в 1801 году в Лондоне открылась первая биржа, завсегдатаями пабов стали мошенники, продававшие акции, которых у них не было, в надежде на понижение курса. Помните пословицу про шкуру неубитого медведя? Так на бирже появились первые «медведи».

Быки и медведи — олицетворение двух движущих сил рынка: покупателей и продавцов. Эти прозвища отражают позицию трейдера и его ожидания относительно биржевых цен. Быки — оптимисты, они верят в то, что цены на купленные ими акции будут расти, и когда-нибудь они продадут актив дороже, чем покупали. Быков на рынке подавляющее большинство (по примерным оценкам, до 80%), на них держатся длинные инвестиции, а бычий тренд означает стабильный рост акций и общего благосостояния.

15 декабря 1989 года итальянский скульптор Артуро Ди Модика решил как-то взбодрить нью-йоркцев, опечалившихся фондовым обвалом 1987 года, и под покровом ночи с компанией друзей приволок к бирже трехтонную статую быка. Нью-йоркская полиция рождественский подарок не оценила и поначалу убрала статую, но под напором общественности бронзовый телец был возвращен в Боулинг Грин парк рядом с Уолл-Стрит и вот уже несколько десятилетий служит символом финансового оптимизма и процветания Америки.

За время своего существования Атакующий бык оброс своими легендами: считается, что если потереть рога, нос или яички быка (тут уж выбор зависит от отчаянности вашего финансового положения), то материальные дела непременно пойдут в гору. В магические ритуалы можно верить или не верить, но то, что после появления быка напротив нью-йоркской биржи индекс Доу-Джонса стал расти — исторический факт. Трейдеры суеверны, и на сегодняшний день сразу две бычьи статуи установлены в Шанхае: одна — на набережной, другая — в здании Шанхайской биржи, один бык появился у Бомбейской биржи (следом за обвалом индийского фондового рынка), и еще один — напротив биржи в Амстердаме. Любопытно, что после установки быка в Бомбее, трейдеры потребовали его переместить, так как рога животного были направлены в их сторону, в чем те увидели плохое предзнаменование.

Но рынок не был бы рынком, если бы показывал исключительно положительную динамику. Медведи, наследники тех, кто торговал «шкурой» 300 лет назад, научились извлекать выгоду из падающего рынка. Заключая контракт на продажу биржевого актива, они фиксируют его цену, затем ждут, пока товар подешевеет, закрывают сделку и кладут выручку себе в карман. Медведи заинтересованы в постоянном снижении цен и добиваются своего, провоцируя рост предложения: открывают короткие позиции и продают до тех пор, пока цена не опустится до нужного уровня.

Постоянное противодействие быков и медведей — главный дестабилизирующий фактор любых финансовых рынков, и крипторынок тут не исключение. Пока быки с настойчивостью, достойной лучшего применения, мычат о биткоине за $100,000, медведи поддерживают слухи о том, что криптовалюта — это пузырь, который ничего не стоит. Их задача — обесценить биткоин, дождаться конца медвежьего тренда и закупить его по минимальной цене перед взлетом.

К слову, и медведь удостоился увековечения в статуе: литые бык и медведь украшают площадь напротив фондовой биржи во Франкфурте-на-Майне. Без памятника пока остаются лишь киты, хотя по своей силе воздействия на рынок они сильнее быков и медведей вместе взятых. Киты — это крупнейшие держатели криптовалюты. Как правило, киты спокойно наблюдают за биржевыми играми быков и медведей, но, проснувшись, они способны перевернуть рынок с ног на голову. Сами подумайте, к чему может привести вброс на рынок нескольких сотен тысяч биткоинов, если один из китов внезапно захочет вставить свое слово в рыночные отношения.

Обиднее всего должно быть трейдерам, которых называют свиньями. Но они настолько увлечены идеей быстро сорвать куш, что не обращают внимания на неблагозвучное прозвище. Свиньи жадно вкладываются в высокорискованные активы, не изучая рынок и зачастую торгуя против тренда. Свиньи — любимое лакомство профессиональных трейдеров. Существует профессиональная пословица — «Пока быки и медведи зарабатывают, свиньи идут под нож».

Начинающие инвесторы, смотрящие на крипторынок глазами, полными надежд, получили прозвище «хомячки». Прощупав почву, хомячки эволюционируют либо в куриц — осторожных трейдеров, которые боятся провала и поэтому часто упускают нужный момент входа на рынок, либо в овец. Овцы покорно следуют то за быками, то за медведями, в зависимости от действующего рыночного тренда. В отличие от слишком осторожных куриц, овцы, как правило, приспосабливаются к заработку на рынке, но их доходы вряд ли можно назвать колоссальными.

В завершение стоит упомянуть, что кем бы не считал себя инвестор во всем этом рыночном зоопарке, меньше всего ему хочется встретить лося. Лось — чисто российский термин, произошел от английского слова «loss», что переводится как «ущерб» или «потеря». «Поймать лося» — значит войти в убыток, потерять деньги. Автоматическое закрытие убыточной позиции при достижении определенного уровня цены (stop loss) может сократить издержки, но от встречи с ними не застрахованы ни медведи, ни быки, ни даже киты, как бы уверенно они себя ни чувствовали на своих сундуках с биткоинами.