Перевод серии статей Мэтта Луонго (Matt Luongo), основателя приложения Found App, об устройстве конфиденциальности в блокчейне.

В четвертой части этой серии я более подробно рассмотрю другой подход к сохранению конфиденциальности данных — приватные блокчейны.

До сих пор, серия статей была посвящена решениям по улучшению конфиденциальности в общественных блокчейн-сетях. Как мы видели, довольно нелегко сохранить конфиденциальность финансовых данных и иной информации перед лицом системы, чьи сильные стороны коренятся в ее публичном характере. Благодаря криптографии и прикладной инженерии, сообщество обнаружило ряд решений для общих вопросов конфиденциальности.

После моего дальнейшего объяснения, вы поймете, приватные блокчейн-сети не являются единственными из этих решений. Вместо этого я убежден, что они лучше всего служат обновлением проблем, стоящих сегодня перед общественными блокчейн-сетями, особенно остро для предприятий — из-за своей конфиденциальности и масштабируемости.

Примеры приватных блокчейнов

Во второй половине 2015 года, индустрия криптовалют замерла. Цена на биткоин была, в основном, стабильной. Первый блок Ethereum сети, Genesis, был впервые намайнен, однако эфириум еще не был востребован широкой аудиторией. После проявления интереса в 2013 году и сохранения ажиотажа до 2014 году финансирование венчурного капитала становилось все труднее.

Выпустив ориентированный на биткоин-акселератор, наша команда увидела в этом реальный эффект спроса, как говорится, из первых рук. Команда трудилась над тем, чтобы поднять традиционный венчурный капитал, вместо присоединения к другим акселераторам или вообще отказаться от финансирования.

Однако, другие команды криптоиндустрии, сконцентрировались на обслуживании корпоративных клиентов и продолжали получать от этого значительные дивиденды. Эта тенденция, фактически, была отражена, в большей части, криптопространством, и высокопроизводительными компаниями-разработчиками биткоинов, такими как Gem и Chain, которые работали над приватными блокчейнами и “разрешенными регистрами”.

Что же из себя представляет разрешенный регистр?

Бизнес был буквально заражен блокчейн-лихорадкой. Некоторые были убеждены в том, что это может уменьшить расходы на координацию между разрозненными сторонами.

И это имело под собой определенное основание.

Другие, услышав, что блокчейн-технология сама по себе экзистенциальная угроза, решили избежать интеграции с новоиспеченной технологией.

Внезапно повсюду начали появляться блокчейн-конференции. Вместо обычного круга представителей сообщества криптографов и периферийных идеологов, которые, ранее были участниками в разработке биткоинского ядра, эти конференции были представлены, в основном, банкирами и другими финансовыми организациями, которые хотели узнать больше о блокчейн и получить новые знания для реализации в своих соответствующих организациях.

Банки, платежные системы, страховые компании и другие новые игроки стали свидетелями концепции вновь созданных инфраструктурных компаний. Это была золотая лихорадка для тех, кто стал себя называть “экспертом по блокчейну”. Общим тезисом на таких собраниях было “блокчейн без биткоина”.

В конце концов, инженерам было поручено реализовать подобное доказательство для криптографической концепции. Клиентам было не только неудобно публиковать свои бизнес-данные и требовалось решение для хранения данных конфиденциально, но также быстро стало очевидно, что большинство клиентов не хотят и не нуждаются в преимуществах цепочки-неизменности, цензуры-сопротивления, а вместо этого, просто хотят лучшее программное обеспечение.

Была введена новая терминология для уменьшения когнитивного диссонанса. “Приватные блокчейны” стали “распределенным регистром”, в основном, в продукте Google Таблицах для Enterprise-разработок.

Надежные консенсусные механизмы, такие как майнинг биткоина и децентрализованная валидация, были заменены едиными “узлами валидатора”, которые прекрасно зарекомендовали себя, как и централизованные серверы. Тим Свонсон (Tim Swanson), бывший директор по маркетингу R3, представил термин “технология распределенного регистра”, чтобы лучше описать криптопространство.

Это было трудное время для всех нас. Что эти люди вообще продавали? Учитывая финансовый кризис, мы обсудили вопрос о подаче продукта на “подарочные карты для приватных блокчейн-сетей”, для продажи эмитентам. Никто в команде не мог отказаться от такой идеи. Мы консолидировались и стали выжидать момент, пока маятник рыночного интереса вернется к децентрализации.

Лодки и цепочки

В конце концов, общий ажиотаж спал, и маятник качнулся. Обновленный интерес к криптовалюте и общественным блокчейнам привел к прорыву биткоинов и эфира.

Но самое лучшее, что я слышал за последнее время, так это недавний комментарий Джозефа Пьюна (Joseph Poon), со-основателя сетей масштабирования Lightning Network и Plasma, на недавнем собрании Ethereum.

“Люди, строящие за созданием блокчейн-предприятиями, в лучшем случае, являются второстепенными игроками в этой сфере”, — Джозеф Пьюн.

Когда его спросили об этом, он сказал, что это был всего лишь троллинг. Джозеф — известный парень, и его можно легко отнести к классу высококвалифицированных специалистов в данном секторе.Шутки-шутками, но за сарказмом скрывается и серьезная идея. Эта проблема может быть решена при помощи публичного блокчейна, а решение можно просто импортировать в приватный блокчейн.

Возврат к прошлому невозможен. Технология, стоящая за приватными блокчейнами, может позволить себе менее строгие гарантии безопасности, поэтому работа, которая идет на этим, обычно не используется в общественных сетях.

По этой причине лучшие прогрессивные умы передового сообщества работают на общественных сетях.

Приватные блокчейны сегодня

Тенденция приватных блокчейнов сегодня актуальна как никогда, часто, в форме частных форков для сети Ethereum. В конечном счете, это продуктивно. Ажиотаж связанный с приватными блокчейнами, возможно, был ошибочным, но все еще необходимо детальнее изучить данный вопрос.

Существует четкий континуум между прецедентами, которые требуют верификации качества информации, которые обслуживаются общественными блокчейн-сетями и полностью доверенными сетями.

На практике, чрезвычайно сложно найти золотую середину, скрытую во внутренних операциях среднего и крупного бизнеса, но хорошо организованные бизнесмены и технологи находят способы для достижения наилучшего результата, в сложившихся реалиях.

“Когда я и другие люди беседуют с представителями компаний о создании своих приложений на базе блокчейн-технологии, всегда возникают две основные проблемы: масштабируемость и конфиденциальность” — Виталик Бутерин.

Та же самая цитата, которая уже упоминалась в прошлой серии, по-прежнему является набольшей мотивацией для приватных сетей.

Однако, на этот раз, приватные сети являются форками Ethereum-платформы. Когда общественная сеть готова предоставить необходимый компаниям масштаб и конфиденциальность, начинает прослеживаться отчетливый путь миграции.

Предприятиям нужны решения, которые смогут работать уже сегодня. Быть может, завтра мы уже сможем быть готовы к ним в общественном блочейне. В следующем посте я расскажу о конфиденциальности данных для смарт-контрактов и о том, как мы планируем целую отрасль искусства в сферу публичного блокчейна.