Этот вопрос занимает и тех, кто торгует криптовалютой, и тех, кто с завистью наблюдает за финансовым успехом торговцев

Вряд ли кто-то оспорит утверждение, что претендентом №1 на статус феномена 2017 года в мире финансов является биткоин — наиболее популярная из криптовалют. В последние пару недель он привлек к себе очередную волну внимания. 8 ноября был достигнут исторический максимум на тот момент — $7882 долл. за биткоин. После этого за четыре торговых сессии криптовалюта обвалилась на 30%, до 5519 долл. за биткоин. Далее началось уверенное восстановление курса, и 17 ноября самая популярная криптовалюта установила очередной рекорд, достигнув значения в $7998 за биткоин. 20 ноября курс установил новый рекорд в $8100.

Эксперты (и не только они) не перестают спорить о том, является ли биткоин (как и другие криптовалюты) «пирамидой» или пузырем. Я уже объяснял, почему биткоин не следует классифицировать в качестве финансовой пирамиды и почему признаки пузыря  можно усмотреть в динамике его курса. Но, наверняка того, кто 1 января этого года купил биткоин по сложившемуся на тот момент курсу в 923 долл. и продал его в минувшие выходные за 7998 долл., получив за 10,5 месяцев прибыль в 767%, вряд ли сильно интересует — обогатился он благодаря «финансовой пирамиде», из которой удалось вовремя выйти, или благодаря пузырю, который надувался головокружительными темпами и не лопнул в неподходящий момент. Примечательно, что если раньше курс биткоина падал на десятки процентов, то для его восстановления требовались несколько месяцев, сейчас же для этого хватает недели.

В чем феномен биткоина? Этот вопрос занимает и тех, кто торгует криптовалютой, и тех, кто с завистью наблюдает за финансовым успехом торговцев, и тех, кто размышляет о возможности регулирования рынка криптовалют, и тех, кто рассматривает вопрос сквозь призму сугубо научного интереса. При определенной доли фантазии может сложиться впечатление, что биткоин относится к классу так называемых «товаров Гиффена». Таким термином описывают товар, спрос на который увеличивается по мере повышения его цены. Это товары, кривая спроса на которые наклонена вверх. Предыстория возникновения  термина следующая. Английский экономист Роберт Гиффен во второй половине XIX века обратил внимание на интересный факт — во время голода в Ирландии объем спроса на картофель, цена которого постоянно росла, существенно увеличивался, что выглядело откровенно нелогично.

Биткоин растет в силу того, что спрос на него увеличиваетсяОднако, подобный парадоксальный эффект наблюдался крайне редко, да и лишь в отношении товаров, без которых решительно невозможно обойтись. Это было в описанном случае с «картофельным голодом» в Ирландии, подобное происходило с рисом в Китае. Очевидно, что биткоин не относится к жизненно необходимым товарам. Скорее, «товар Гиффена» является занимательной аномалией, главным образом приносящей пользу при проверке понимания студентами тонкостей эффектов дохода и замещения. Но почему динамика курса и объемы торгов биткоина соответствуют тому, как ведут себя цены и объемы продаж «товаров Гиффена»? Пожалуй, потому, что в мире все большей популярностью пользуется точка зрения: биткоин — отличный вариант сохранить и приумножить сбережения. Пока все говорит о правильности этого тезиса. Однако, неизвестно, как долго сохранится нынешняя ситуация.

Если же посмотреть на динамику курса биткоина сквозь призму фундаментального анализа, то, в отличие от увлекательных гаданий («пирамида» или пузырь») или занимательных экономических диковинок («товар Гиффена») можно найти вполне логичные объяснения его недавней курсовой динамики. Во-первых, настороженность в отношении привычных фиатных денег, помноженная на многочисленные ранее отмеченные ценовые ралли биткоина, приводит к тому, что в сознании криптоинвесторов и обычных людей сейчас биткоин считается одновременно и «тихой финансовой гаванью», и сверхвысокодоходным активом. Все больше участников рынка пытаются заработать на биткоине, финансовые потоки множатся, курс растет. Во-вторых, самая большая в мире фьючерсная биржа CME Group недавно сообщила, что планирует организовать торговлю деривативами на биткоин еще до истечения 2017 года. Это можно расценивать в качестве очередного доказательства того, что классические инвесторы рассматривают криптовалюту как общепризнанный инструмент деятельности. Не исключено, что курс биткоина, подогреваемый желанием инвесторов получить в распоряжение фьючерсы нового типа, продолжит рост. В-третьих,  циркулирует информация о том, что власти Китая готовятся огласить решение о снятии ограничений с рынка криптовалют. Сложно спрогнозировать — действительно ли это произойдет. С одной стороны, часть оттока капитала из КНР происходит при помощи криптовалют. С другой стороны, майнинг и торговля криптовалютами являются одной из составляющих экономического роста Китая, и правительству Поднебесной невыгодно рост тормозить. Да и, как показала практика, сложно противостоять обращению биткоина.

Почему сложно регулировать и контролировать рынок криптовалют? Во многом, потому, что трансграничность обмена данными не дает возможности привязать участников рынка криптовалют и проведенные сделки к какой-то конкретной юрисдикции. Регулирование криптовалют и блокчейна относится одновременно к валютному, финансовому законодательству и регулированию рынка ценных бумаг –  локальным сферам законодательства, причем здесь слаба международная кооперация в регулировании.

Система норм, которые установлены государством, называется правовым регулированием. Через нее проявляются функции государства. В течение нескольких столетий объемы функций государства увеличивались, а сфера госрегулирования расширялась. Но в последние полтора десятка лет происходит серьезная переоценка роли государства — в связи очередным витком научно-технического прогресса. Законодательство о средствах массовой информации имеет не так уж много возможностей регулировать деятельность в блогах соцсетей. Органы «электронной демократии» в ряде стран значительно упростили процессы выборов. Агрегаторы служб такси, которые совмещают с навигаторами, сделали излишним правовое регулирование в соответствующей сфере — потребность в надзорных органах по отношению к службам такси сходит на нет.

Нужно ли регулировать рынок криптовалют? В конце октября состоялось заседание Высшего экспертного совета при Совете НБУ, его результатом стали рекомендации органам финансовой и юридической власти активизировать работу по созданию законодательной базы, которая должна сформулировать понятийный аппарат рынка криптовалют и их правовой статус. Тому, что пока реакции на рекомендации от госорганов нет, есть и объективное объяснение — изменение парадигмы, которое необходимо для эффективного решения принципиально новых задач, требует времени. Но полная неурегулированность несет и немалые риски. Например, добросовестные предприниматели, если они используют в своей деятельности криптовалюты, не смогут обосновать доходы, полученные от операций с ними.

Если обобщить наиболее часто встречающиеся мнения, есть четыре базиса для начала правового описания статуса криптовалют:

Приравнять криптовалюту к обычной валюте;

Приравнять криптовалюту к ценным бумагам;

Приравнять криптовалюту к материальным вещам (товарам);

Сформулировать принципиально новое регулирование, подходящее для криптовалют.

Наименее методологически верным мне представляется вариант №3, все остальные — в той или иной мере реалистичны.

Наработка законодательной базы необходима — ведь неопределенность даже на уровне понятий отпугивает определенное количество участников рынка криптовалют. Правовое регулирование рынка криптовалют, аккуратное и невраждебное по отношению к его операторам, исключающее запреты, необходимо и государству, и участникам рынка. Постепенное введение криптовалют в правовое поле, над созданием которого отечественным финансовым и юридическим регуляторам необходимо начинать работу, важно в первую очередь вот почему — для все большего количества людей в нашей стране биткоин (или другие криптовалюты) становятся удобной формой сбережений и расчетов. Но это удобно в том случае, если участники рынка не только доверяют друг другу, но и имеют систему, описывающую объект операций и модели возможных действий. Вот поэтому Украине необходимо создавать специализированное законодательство для криптовалютных операций, а также принимающих участие в этом рынке компаний и граждан.

Так в чем же все-таки феномен популярности биткоина? Вариантов ответа много, наиболее популярные — анонимность, трансграничность, высокотехнологичность. Пока точно можно сказать лишь то, что биткоин растет в силу того, что спрос на него увеличивается. Но очень сложно предсказать, что будет дальше — любой актив может как расти в цене, так и падать. Поэтому необходимо, чтобы нынешние и потенциальные участники криптовалютного рынка четко понимали — возможны разные варианты направленности курсовой динамики и знали, что все операции с криптовалютами они проводят на свой персональный страх и риск, а предъявлять претензии к государству в случае неблагоприятной курсовой ситуации с криптовалютами, если\когда таковые могут произойти, бессмысленно и необоснованно. Наверное, в этом тоже состоит феномен биткоина.