17 апреля Управление собственной безопасности ФСБ России задержало двух сотрудников центрального аппарата ведомства – старшего следователя по особо важным делам Следственного управления ФСБ Сергея Белоусова и его помощника, следователя по особо важным делам Колбова. Их обвиняют в том, что они вымогали взятку в размере 65 миллионов рублей в биткоинах у семьи известного политолога и экс-директора издательства «Известия» Эраста Галумова.

Белоусов до сегодняшнего дня возглавлял следственную группу, которая вела уголовное дело Галумова.

Экс-гендиректора издательства «Известия», политолога, профессора, доктора политических наук Эраста Галумова тайно арестовали в начале 2018 года (родные и коллеги думали, что он на форуме в Санкт-Петербурге). Само уголовное дело засекретили, а Галумов признал свою вину – ему вменялось мошенничество на 43 млн руб. (якобы он неправильно утилизировал печатный типографский станок).

В следственную группу по делу Галумова входили 15 человек, практически весь состав седьмого отдела, который занимается расследованием преступлений в сфере компьютерных технологий. Группу возглавлял Белоусов, который за время расследования «вырос» из капитана до майора и должности старшего следователя по особо важным делам. Колбов и Белоусов специализировались на делах, в которых фигурировали криптовалюты, отсюда их «любовь» к биткоинам.

После задержания Эраста Галумова они позвонили его сыну Александру. Человек на другом конце провода представился Михаилом (как впоследствии выяснилось, это был Колбов). Он «посоветовал» Александру, бизнесмену средней руки, уехать из России, а иначе, пригрозил он, «ты тоже сядешь за отца».

Напуганный Александр уехал на Кипр. В это время сотрудники следственной группы внушали Галумову-старшему: «Ты мудрый мужик, но ты попал. От нас не выходят. Ты должен признать вину, выплатить ущерб, а твой сын, который сбежал за рубеж, должен выполнить наши условия. Вот тогда всё будет хорошо, осудим тебя в особом порядке (с судом договоримся), и выйдешь на свободу».

В итоге, уступив давлению, Галумов признал вину, хотя, по мнению его адвокатов, состав преступления просто отсутствует.

Далее, «Михаил» (он же Колбов) стал требовать у сына Галумова Александра 65 миллионов рублей, но обязательно в биткоинах. Грозил, что если не получит, то в деле отца появятся новые эпизоды, и тот «сядет» надолго. Пока сын раздумывал, в деле действительно появился новый эпизод – с кражей куска кабеля.

Адвокат арестованного Семенцов обратился в Управление собственной безопасности ФСБ, и сын Галумова стал вести переговоры, делая вид, что на всё согласен. Согласно оперативной игре, Галумов должен был продолжать признавать вину, а сын – передать первую часть денег. Александр передал три миллиона рублей специалисту, который при нём положил их в Интернет-кошелёк, открытый «Михаилом», и перевёл средства в биткоины. Всё это фиксировалось, деньги поступали несколькими траншами, было несколько встреч.

Как только сын начал платить, жизнь его отца за решёткой изменилась: и свидания, и звонки близким разрешили.

В итоге, оба вымогателя были задержаны, возбуждено уголовное дело по статье «взятка». Колбов при аресте даже пытался оказать сопротивление спецназу ФСБ. 17 апреля Басманный суд Москвы года избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу. Военный гарнизонный суд сейчас решает вопрос об аресте Белоусова.

Однако у адвоката присутствуют подозрения, что в вымогательстве взятки замешаны и другие члены следственной группы (всего в ней 15 человек).

Остаётся неясной судьба Галумова. Признательные показания он давал в рамках оперативной игры, однако скоро его дело передадут в прокуратуру, а потом в суд. Адвокат Семенцов настаивает на том, чтобы дело передали другой следственной группе и приняли настоящие показания обвиняемого.

Written by CrystalB1t

CrystalB1t