Сегодня закончилось то, что я буду называть «первой фазой» правоприменительной стратегии Комиссии по Ценным Бумагам и Биржам США в отношении криптовалют. Поделюсь собственными мыслями по поводу:

• Правоприменительной практики в отношении AirFox & Paragon;

• Заявления по поводу выпуска и торговли цифровыми обеспечительными активами;

• Того, чего я ожидаю от «второй фазы».

Прежде чем углубляться в эту тему, ещё раз повторюсь:

*Комиссия по Ценным Бумагам и Биржам США не является законодательным органом.* Конгресс разрабатывает законы, а суд интерпретирует их. Юристы Комиссии только определяют собственную правоприменительную стратегию. Ничего из того, что они говорят, ни к чему не обязывает: они могут поменять собственную позицию, а также проиграть судебные слушания.

Давайте начнём с действий Комиссии в правовом поле. Согласно позиции Комиссии, AirFox и Paragon привлекли миллионы долларов посредством ICO после того, как она опубликовала собственный отчёт по DAO в 2017. В принципе, появление подобного заявления было ожидаемо после ситуации с EtherDelta на прошлой неделе. Комиссия заявила, что обе компании выпустили обеспечительные активы, используя тест Хауи. Так как монеты ICO не были зарегистрированы, компании нарушили Акт об Обеспечительных Активах § 5. Честно говоря для крипто юристов эта ситуация не была неожиданной. Более подробно информация представлена по ссылке: https://www.sec.gov/news/press-release/2018-264

Итак, каково наказание за выпуск незарегистрированного обеспечительного актива? 250 тыс. долл. Всё. Да, это так. AirFox и Paragon привлекли 15 млн. долл. и 12 млн. долл. соответственно. Обе из них могут продолжать деятельность после уплаты штрафа в размере 250 тыс. долл. и необходимых процедур по соблюдению (регистрация и предоставление необходимой информации).  Заметьте, что обе компании подверглись одинаковым штрафам несмотря на огромную разницу между ними. AirFox передаёт мобильные данные, а Paragon обеспечивает *незаконную* индустрию канабиса. Одно направление выглядит рискованнее другого. Тем не менее, обе компании заплатили по 250 тыс. долл. Так значит этот штраф будет одинаковым для всех?

После этого последовало заявление от Комиссии, которое стало первым с момента речи Билла Хинмана о том, что Bitcoin и Ethereum не являются обеспечительными активами вследствие достаточной децентрализации. В заявлении прокомментированы все правоприменительные действия со стороны Комиссии в отношении участников рынка: ICO, бирж, брокеров и фондов. Вот почему я называю это окончанием «первой фазы».

Судя по всему, Комиссия готовилась к этому заявлению около года. Они стратегически атаковали некоторых членов каждой группы участников рынка с целью того, чтобы подготовить подобное заявление, которое бы послужило своеобразной инструкцией для всех остальных. Это классическая стратегия Комиссии, известная как «руководство через давление». Подобное может показаться невероятно разочаровывающим для индустрии, нуждающейся в чётком своде правил, вместо набора законодательных прецедентов. Однако, это удобно для регуляторов: они могут свободно действовать на своё усмотрение.

Свобода невероятно важна для понимания принципов работы правоприменительных механизмов. На самом деле, очень немногие судебные процессы SEC проводятся открыто. Большинство из них урегулируются после длительных закрытых переговоров, в которых стороны обсуждают собственные сильные и слабые стороны, а также что может случится если они выйдут на открытую конфронтацию. Комиссия редко стремится проверять сомнительные законодательные теории через суд. Если они проиграют по важному вопросу, например должны ли токены восприниматься как обеспечительные активы, это может подорвать правоприменительную стратегию для индустрии в целом. Как наилучшим образом избежать подобного? Оставить правила как можно более расплывчатыми и неоднозначными. Возможно, именно поэтому сегодняшнее заявление *всё ещё* чётко не разъясняет, каким образом федеральное законодательство в отношении обеспечительных активов должно применяться в отношении цифровых активов. В заявлении стоит вопрос: «когда следует считать цифровой актив обеспечительным?», а единственным ответом на этот вопрос является: «посмотрите на отчёт по DAO,» несмотря на то, что он был опубликован около 16 месяцев назад.

Заявление ещё более бесполезно, когда дело касается сложных вопросов, таких как попадают ли децентрализованные биржи под федеральное регулирование. В нём говорится, что определение подобного статуса зависит от «соответствующих фактов и обстоятельств». Это своеобразный способ сказать: «мы не уверены, не ссылайтесь на нас».

Комиссия также не разглашает насколько далеко, по её мнению, распространяется её юрисдикция. Множество компаний стараются выйти за пределы досягаемости Комиссии в ответ на неопределённость регуляторов США. Однако, станет ли Комиссия преследовать заграничные ICO и биржи, которые ограничивают доступ американским гражданам? «Мы не уверены, не ссылайтесь на нас.»

Подтверждая эту точку зрения, заявление заканчивается следующей фразой:  «Проконсультируйтесь с юристом по поводу применимости федерального законодательства об обеспечительных активов и свяжитесь с сотрудниками Комиссии по мере необходимости, для получения поддержки.» Другими словами: «нет никаких конкретных правил. Если вам нужны ответы, спрашивайте сами.»

В то же время, в заявлении предоставляется одна очень полезная и важная гарантия: «Даже в случае проведения эмитентом незаконного и не зарегистрированного предложения обеспечительных цифровых активов, существует способ приведения компании в соответствие с федеральным законодательством об обеспечительных активах.» Комиссия не собирается уничтожать ICO!

Таким образом, в заявлении содержится одна важная деталь по поводу ICO, но в других аспектах оно не предоставляет достаточно информации для крипто индустрии. Что из этого следует? Возможно, FinHub выступит с собственным заявлением, которое прояснит некоторые моменты. Или, возможно, мы получим больше рекомендаций от Комиссии в ближайшем будущем:  Однако, я считаю, что, скорее всего, «первая фаза» (фаза рекомендаций) окончена.

На сегодняшний день, Комиссия по Ценным Бумагам и Биржам США провела работу с подавляющим большинством категорий участников рынка (думаю, что единственной группой, которая ещё не была затронута, являются трейдеры). Я не считаю, что Комиссия планирует что-то дополнительное. Если я прав, то «вторая фаза» будет не такой уж и захватывающей, это будет медленный и болезненный процесс, в котором Комиссия будет очищать крипто пространство от плохих игроков одного за одним.

В какой-то степени, это правильный подход. На самом деле, это *не* работа Комиссии создавать законы, а ясность должна исходить от Конгресса. Если вам уже надоело слышать о регулировании и правоприменительных действиях, мне жаль, но это только начало. Законодательство об обеспечительных активах — это всего лишь часть большой крипто картины. Нам будет необходимо заново создать законы о налогах, отмывании денег, санкций и т.д.